• Добыть воспоминания.

  • Если я хочу стереть из памяти воспоминания о человеке, то с чего мне начать? Стихи, песни, фото”-всё уничтожаю. Поможет это?


  •  Прочитал свидетельство Сутягина о том, как к нему и Пичугину применили "сыворотку правды". А вот как было со мной.
    Апрель 1994 года. 27-го числа я был совершенно неожиданно арестован по непонятной мне причине и столкнулся с системой, о которой АБСОЛЮТНО НИЧЕГО не знал.
    Убедившись в первые пять дней, что давить грубо на меня не получается, я не иду на сотрудничество, не принимаю предлагаемых мне условий, отказываюсь давать какие либо показания против себя и кого-либо другого, менты пошли на свои обычные подлости. 
    Поскольку арест был подписан только на 10 суток, а никаких доказательств нелепого обвинения в не произошедшем преступлении против меня не было, меня досрочно "подняли" из карантина в "хату" два-восемь первого корпуса СИЗО-1 г Саратова.  "Авторитеты" хаты встретили меня дружелюбно, заварили чифир. Вован, "смотрящий" за хатой, подсел с кругалем. Я отказался. 
        - Не пью чай, вредит здоровью. 
        -Куришь? 
        -Тоже нет. 
        -Спортсмен?-с некоторой неприязнью.
        -Нет, просто так живу.
        -Ну если ты еще скажешь, что не ешь....
        -Вообще ем, но последние шесть суток действительно не ел.
        -Че, на голодовке?
        -Да нет, просто нет аппетита.
        -Тогда давай поужинаем.
        -Ну, давай. Только я мясное не ем, пост сейчас.
        -Ничего, ща Толян супчик из анчоусов сварит.
        -Рыбу тоже не буду, страстная неделя.
        -Че? Какую рыбу?
        -Анчоусов.
        -ХА-ХА-Ха...Какая рыба, здесь так доширак называют. Привыкай, здесь все называется по другому.
        -Да не хотелось бы...
    Вот так мило беседовали, слово-за-слово, пока Толян не сварил почти домашний суп. 
    После ужина напало какое то оцепенение. Я далек от мысли, что в суп что-то подсыпали, нет,конечно, но несколько суток без еды и нормально сна сделали свое дело. Я лежал на шконке, не на голом железе, как в карантине, а на чистой простыне поверх мягкого матраса, глаза закрывались помимо моего желания. 
    Через пару часов Вован бесцеремонно растолкал меня. 
          -Слушай, тут за тебя малява пришла, вас, оказывается, по крупному делу крутят, подельники твои не знаю, что им на допросах говорить. И адвокатов у них нет. Ты бы им написал, их всех завтра на суд-допрос дергают. Да и своим бы на волю передал, чтоб  адвокатов им нашли толковых.
         -А мои какие проблемы? Меня с ними ничего не связывает, я не их подельник.
         -Как это? Вас же всех по одному делу крутят, и ты у них за паровоза. Если сейчас промедлить, не помочь пацанам с советом и адвокатами, неизвестно, на что их следаки раскрутят. Дадут какие нибудь не те показания, по глупости или по слабости, а судья потом выберет те, которые ему удобно. Ты пойми, я ничего не хочу плохого сказать про пацанов, но они же все первоходы, этой жизни не знают, как и ты. А раз вас по беспределу приняли, так все средства будут в ход пускать - и вас под пресс, и родственников.
    Родственников, кстати, тоже предупреди, от ментов любых прокладок ждать можно. Могут с обыском прийти и отраву подбросить, могут ДТП организовать а потом в машине ствол найдут.
        Я слушал, в голове все путалось, сосредоточиться не мог, но но вроде написать что-то надо было.... Дали ручку, бумагу, сел писать.
    А что писать - в голове пусто, после стольких дней только сытый прилег, разбудили, глаза слипаются. Написал две записки - брату на волю и одному "подельнику" в соседнюю хату, обе практически под диктовку. "Подельнику" записка начиналась словами: "на допросах говорите правду", далее перечислялось - не похищали, не сговаривались, не вымогали. Далее шли наставления- не верьте следакам, не бойтесь угроз и т.п. Что-то аналогичное было написано и брату, с советами, как себя вести, чтоб избежать провокаций, и просьба помочь родственникам "подельников" с адвокатами.
    Каждая записка, сама по себе, если читать полный текст, доказывала только, что меня арестовали незаконно за преступление, которого не было. Когда же я увидел в деле ксерокопии некоего текста, написанного моим почерком, у меня волосы встали дыбом.
    Это была  инструкция руководителя преступной группировки своим подельникам, как и что делать, чтобы избежать наказания за совершенное преступление. То есть "на допросах говорите правду" и прочие ненужные ментам вещи они вырезали, все, что нужно, склеили и отксерили. На основании этих записок я провел в тюрьме 5 лет. Только через пять лет, когда из-за многочисленных болезней я уже просто не имел сил защищаться, мне был вынесен окончательный приговор.
       

     


































  • Добыть воспоминания.

  • Если я хочу стереть из памяти воспоминания о человеке, то с чего мне начать? Стихи, песни, фото”-всё уничтожаю. Поможет это?