• Earth’s Geomagnetic Pole Reversal

  • Мигель Серрано «МАНУ. Тот, Кто грядет»


  •                                                                                   

    Находясь на службе в столице, Пётр Завадовский часто бывал в доме бывшего гетмана  Малороссии К.Г.Разумовского. 13 сентября Пётр пишет: «Граф Кирилл Григорьевич отменно ко мне ласковым сделавшись, привязал меня столько, что я всякий день у него бываю и проигрываю с ним в карты, как если бы с молодым мотом. А сие и создаёт случай говорить городу, что я влюблён в дочь Софии Осиповны и хочу жениться. К таким мыслям мне уже не вновь привыкать. Сам ты знаешь, что свадеб у меня из того не выходит, где весь город женит».

         Девушка, о которой шла речь, была родственницей графа Разумовского и  единственной дочерью графа Николая Фёдоровича Апраксина от брака с фрейлиной Софьей Осиповной Закревской. Отец Софьи Осиповны был секунд-майором Конной гвардии, а мать дочерью получившего дворянство казака Осипа Закревского и Анны Григорьевны Разумовской (1722—1758), любимой сестры знаменитых графов А. Г. и К. Г. Разумовских. Вере Николаевне не было еще 15 лет, когда её красота стала обращать на себя внимание мужчин. Она была высокого роста, стройная, с темными глазами. В начале 1786 года Вера Николаевна была помолвлена с Петром Петровичем Нарышкиным (1764—1825), незадолго перед тем овдовевшим, но брак этот расстроился.

        Визиты Завадовского в их дом, дали столице повод помолвить Завадовского с юной Апраксиной, а самому семейству - рассчитывать на выгодный брак с одним из самых завидных женихов Петербурга. Но даже, когда свадьба стала делом решённым, Завадовский медлил. В 1787 году сам К.Разумовский жаловался своему зятю И. В. Гудовичу: «Год всё обходился как жених с невестою, откладывая публичное оглашение сего акта с месяца на месяц, а наконец через месяц положил быть решительным. Январь пришёл; двор отъезжает; он не решился, но уверяет. Мать и дочь в крайнем беспокойстве. Публика твердит негативу…»        Наконец, в дело вмешалась сама Екатерина II, преподавшая Завадовскому ряд наставлений. И 30 апреля 1787 года 49-летний Пётр Завадовский вступил в брак в 19-летней Верой Апраксиной. В день свадьбы императрица прислала Завадовскому образ Спасителя, а Вера Николаевна была пожалована во фрейлины. Брак этот вводил Завадовского в круг высшей аристократии того времени, хотя особой поддержки в служебной карьере не оказал. Накануне свадьбы Пётр делился последними сомнениями с Екатериной: «Не бывши женихом, явлюся завтра женатым. Предаюся неизвестной судьбе, вспомогаемый Вашим на то ободрением. Исполню и уже исполняю все Ваши наставления… Благословите, всеподданнейше прошу мой новый жребий матерним благословением. От Вас имею все блага жизни. Вы мой покров и упование».

            Первого мая он пишет А.Воронцову: «Вчера свершился мой брак в Гостилице  (Гостилицы – известное село близ Петербурга –авт.) без всяких пустых церемоний. Не бывши женихом, явился городу женатым. Грызла меня тоска и скука, а пустота в доме отвращала от оного…Жену взял страстно меня любящую, и подвиг мой наипаче, чтобы сделать её благополучною. Сему пожертвовал я всеми выгодами холостяцкого состояния моего..Государыня предварена была о моём намерение от меня самого, и  я женился с её соизволения, получив матерния наставления ещё в Царском Селе». В этот же день, в письме Семёну: «Скука, пустота в доме и рассуждение, что оставить и имение и пресекающийся фамилии наследие победили во мне долго во мне противившееся расположение». Однако скоро меланхолия уступила место тихой радости семейной жизни.

    Первые шесть лет после свадьбы были безоблачными, оба супруга наслаждались браком: «Жена меня любит и страстно уже долгое время. Теперь имею товарища во всякой уединенной жизни, к которой меня влечёт врожденная склонность».

     К сожалению, смерть детей, значительная разница в возрасте и несхожесть интересов сделали своё трагическое дело, и радость бытия стала уходить из брака Завадовских.

    Далее, даю слово

    http://ru.wikipedia.org/wiki/%C7%E0%E2%E0%E4%EE%E2%F1%EA%E0%FF%2C_%C2%E5%F0%E0_%CD%E8%EA%EE%EB%E0%E5%E2%ED%E0

     Информация, которой не нашлось места в книге.


         

    Софья Осиповна решила выдать дочь за 46-летнего графа Петра Васильевича Завадовского, который часто проводил своё свободное время в доме Разумовского. Граф Завадовский был завидным женихом, богатый, обладал красивой внешностью и обаятельным обращением, поэтому без труда смог понравится юной Вере Николаевне. Но сватовство шло туго. Завадовский признавался своему другу С. Р. Воронцову:« Доброго и столь хорошего поведения девицу нельзя не любить; но это не есть обязательство жениться».  


    Семья

    Первые шесть лет супруги прожили безоблачно. Граф Завадовский писал Воронцову:« Скажу моему милому другу, что в домашнем моем быту я провождаю последний квартал моего века с удовольствием. Жена по сердцу, детьми утешаюсь».

    Князь Иван Барятинский

    Однако счастье было непродолжительным. Дети Веры Николаевны рождались и умирали в малолетстве, в короткое время она похоронила шестерых. Осенью 1793 года, в течение 6-ти недель у Завадовских умер сын и старшая дочь Татьяна. По этому поводу граф писал:« Я познал, какова радость, какова печаль от детей: пятерых погреб; одна дочь 6-ти месяцев остается, которая не ободрение, а более трепет сердцу наводит. Толико я несчастный отец! Хоть живу, но как громом пораженный; сам не чувствую своей жизни...»

     

    Хандра, служебные неприятности, опала при Павле I, заставляли подолгу жить графа Завадовского в имение Ляличи, где он много читал и занимался хозяйством. Деревенская жизнь очень тяготила Веру Николаевну и заставляла её скучать. Она, хоть и вышла замуж по любви, стала жаловаться на меланхолию:« Никогда в жизни, я не чувствовала себя более одинокой, и мне было бы трудно привыкнуть к такого рода жизни, не имея даже подруги при себе. Я делаю все, что могу, чтобы казаться веселой при муже, чтоб его не раздражать, но не знаю долго ли я это вынесу».

     

    При её молодости, красоте и жажде светских успехов, домашняя жизнь со стареющим мужем, угрюмо погруженным в воспоминания о прошлом счастье и величие, представлялась ей безотрадною. Уже с 1790-х годов в переписке современников появились намеки на отношения графини Завадовской к какому-то таинственному «Абеляру» и на происходящие вследствие этого бурные сцены между супругами.

                                               

    В свете стали поговаривать, что отцом появившихся позднее и оставшихся в живых детей Веры Николаевны был князь И. И. Барятинский (1772—1825). Супруги то расходились, то сходились опять, но до открытого разрыва дело не доходило никогда, из-за уважения графа Завадовского к своей свекрови и фельдмаршалу Разумовскому.

     

    В свете Вера Николаевна пользовалась незавидной репутацией. Граф С. Р. Воронцов составил себе такое понятие о жене своего друга, что при отправлении своего сына в Россию писал Ф. В. Ростопчину:« Я был бы рад, чтобы мой сын остановился у графа Завадовского, если бы, к несчастию, мой друг не был женат на совершенно распущенной женщине. Молодость имеет много прелести для такой особы: она способна была бы его обольстить».

     

    Вообще семейные отношения Завадовских представлялись загадкою для его друзей и знакомых. Князь А. Б. Куракин писал:«При всей его подозрительности и явном неудовольствии против жены он кажется в хороших отношениях с ней, потому лишь, что мы никогда не видали, чтоб он был ласков к ней».

    Муза поэта

    Поэт Сергей Марин
                                                           

     

    По вступлении на престол Александра I граф Завадовский был вызван в Петербург, в 1802 году он занял пост министра народного просвещения. В ноябре 1806 года Вера Николаевна была пожалована кавалерственною дамою ордена св. Екатерины меньшего креста. Для неё началась привычная светская жизнь — балы, домашние спектакли, поклонники. Дети подрастали: сыновья были пожалованы в камер-юнкеры; а старшая дочь София — во фрейлины.

    В это время в Веру Николаевну влюбился молодой поэт Сергей Марин (1775—1813), для него она стала единственной любовью, которой он не изменил до конца своих дней. Графиня отвечала поэту взаимностью и была его музой, но, чтобы избежать сплетен и не вызвать гнев мужа, Марин называл ее «Лилой», а иногда просто «верой» — верою в божество:

     

         Увидев веры совершенство,

         Я презрел света суету.

         Где веры нет, там нет блаженства,

         Без ней смерть жизни предпочту…

     

     

    Годы брали своё, муж Веры Николаевны стал часто болеть, силы покидали его. Он умер в Петербурге 10 января 1812 года. А в феврале 1813 года на даче Веры Николаевны за Нарвской заставой скончался от пули, полученной еще при Аустерлице, её возлюбленный Сергей Марин. Все хлопоты по захоронению поэта графиня Завадовская взяла на себя. Но делала это она втайне, дабы не вызвать лишних кривотолков в обществе. На постаменте надгробия поэта были высечены слова:

     

    О, мой надежный друг!

    Расстались мы с тобой,

    И скрылись от меня и счастье и покой.

     

    Это были стихи самой Веры Николаевны, но она никогда не признавала их своими.

     

    Графине Завадовской предстояло прожить еще очень долгую жизнь, она пережила свою старшую дочь и 14- летного внука Пётра Васильевича Завадовского, умершего в 1842 году в Неаполе, с его смертью род графов Завадовских пресёкся. Скончалась Вера Николаевна 22 ноября 1845 года в Нарве и была похоронена в селе Межниках Порховского уезда Псковской губернии.









  • Earth’s Geomagnetic Pole Reversal

  • Мигель Серрано «МАНУ. Тот, Кто грядет»