• Латынина в суде

  • Иван Сирко — великий воин-характерник


  • Всеволод Емелин

    БАЛЛАДА О БЕЛОКУРОЙ
    ПРЯДИ И АВТОБУСНОМ КРУГЕ
    (из цикла "Смерти героев")

    За пустынной промзоной,
    Где лишь пух в тополях,
    Рос парнишка смышлёный
    В белокурых кудрях.

    Со шпаной на задворках
    Не курил он траву,
    Получал он пятёрки
    У себя в ПТУ.

    Он в компании скверной
    Горькой водки не пил.
    Рядом с девушкой верной
    Вечера проводил,

    С той, что под тополями
    Так любила ласкать,
    Забавляясь кудрями,
    Белокурую прядь.

    Над автобусным кругом
    Расцветала весна,
    На свидание с другом
    Торопилась она.

    Ждёт в назначенный час он,
    А кудрей-то и нет.
    За арийскую расу
    Стал парнишка скинхед.

    И, предчувствуя беды,
    Сердце сжалось в груди –
    Если парень в скинхедах,
    Значит счастья не жди.

    И последние силы
    Все собрав изнутри,
    Она тихо спросила:
    – Где же кудри твои?
    И ответил ей парень,
    Пряча горькую грусть:
    – Да мы тут с пацанами
    Поднялися за Русь,

    Разогнули колена,
    Мы готовы на смерть.
    В своём доме нацменов
    Сил нет больше терпеть.

    Всё купили за взятки.
    Посмотри у кого
    Все ларьки и палатки,
    АЗС, СТО?

    Но они пожалеют,
    Что обидели нас.
    И запомнят евреи,
    И узнает Кавказ.

    Есть и в русском народе
    Кровь и почва, и честь,
    Blood and Honour und Boden,
    И White Power есть.

    И в глазах у подруги
    Почернел белый свет.
    Стиснув тонкие руки,
    Прошептала в ответ:

    – Зачем белая сила
    Мне такой молодой?
    Не хочу за Россию
    Оставаться вдовой.

    Если я надоела,
    Так иди умирай
    За арийское дело,
    За нордический край.

    И парнишка всё понял
    И, идя умирать,
    Протянул ей в ладони
    Белокурую прядь.

    А как твёрже металла
    Он ступил за порог,
    Вслед она прошептала:
    – Береги тебя Бог.

    А сама позабыла
    Своего паренька,
    Вышла за Исмаила,
    За владельца ларька.

    Над автобусным кругом
    Ветер плачет по ком?
    Вся прощалась округа
    С молодым пареньком.

    В роковую минуту
    Бог его не сберёг.
    Сталью в сердце проткнутый
    На асфальт он полёг.

    В башмаках со шнуровкой
    Вот лежит он в гробу
    В кельтских татуировках
    И с молитвой на лбу.

    А тихонько в сторонке,
    Словно саван бледна,
    Пряча слёзы, девчонка
    С ним прощалась одна.

    От людей она знала,
    Что парнишку убил,
    Размахнувшись кинжалом,
    Её муж Исмаил.

    И глядела в могилу,
    Дрожь не в силах унять,
    А в руках теребила
    Белокурую прядь.

    Над автобусным кругом
    Собрались облака.
    Добралася подруга
    До родного ларька.

    Голос слышала мужа,
    Не спросила: – Открой.
    А припёрла снаружи
    Дверь стальною трубой.

    И минут через десять,
    Как соломенный стог,
    Запылал зло и весело
    Промтоварный ларёк.

    Заливать было поздно,
    А рассеялся дым –
    Исмаил был опознан
    По зубам золотым.

    Ветер тайн не просвищет,
    След собакам не взять,
    Но нашли на кострище
    Белокурую прядь.

    Увозили девчонку,
    Все рыдали ей вслед.
    На запястьях защёлкнут
    Белой стали браслет.

    Снятый предохранитель,
    Да платочек по лоб.
    Никогда не увидеть
    Ей родимых хрущоб…

    Сколько лет миновало,
    Парни водят подруг,
    Как ни в чём не бывало,
    На автобусный круг.

    И смеются ребята,
    Им совсем невдомёк,
    Что стоял здесь когда-то
    Промтоварный ларёк.











































































































  • Латынина в суде

  • Иван Сирко — великий воин-характерник