• Бред, но не Питт

  • Драббл по Инуясе.


  • to Kelly.

    Ну, как бы то ни было, но в тот день в Галерее Сражений мне предстоял трудный выбор.
    И я его сделал – пусть и со стесненным сердцем.
    © А. Перес-Реверте – Кавалер в желтом колете.

    Эта осень выдалась холодной. В порту кричали чайки, ругались грузчики. Хлопали паруса на мачтах, ветер ласкал волосы, откуда-то доносился звон клинков и крики. Миранда прогуливалась по молу, держа в руках корзинку с покупками, и улыбалась всем знакомым, которые встречались на ее пути.
    - Эй, детка, ты сегодня свободна? – молодой штурман с военной галеры крепко охватил ее за талию, закружив вокруг себя.
    - Для тебя я всегда найду время, милый!.. – ответила девушка и провела пальцами по его щеке.
    Штурман был красив и у него были деньги. Миранда снова улыбнулась, немного натянуто, но моряк этого не заметил и поцеловал ускользающую ладонь. Девушка зашагала дальше.
    Ей было двадцать, она была свежа и довольно хороша собой: черные волосы, черные глаза, аккуратные брови, которыми Миранда откровенно гордилась, заостренный носик. Не сказать, что она была любимой куртизанкой (до рыжей бестии Эсми ей было далеко), но свою порцию народной любви Миранда получала ежедневно.
    Сентябрь кружил ей голову. Она чувствовала счастье, то краткое счастье куртизанки, когда она сыта, обута, согрета, имеет свой угол в городе и не работает. Проходившие мимо мужчины продолжали сыпать приветствия и поклоны, хотя некоторые держались так, как будто они с Мирандой не были знакомы. Тупоголовые, чванливые скоты. Они губили ее молодость, и она искренне их ненавидела.
    - Миранда, ты меня не щадишь, Миранда! Сколько ты будешь не замечать меня?
    О, опять этот милый, но глупый мальчик, Рауль... Влюбился в куртизанку, надо же! Миранда все понимала и принимала любовь всех, но эти пошлые букеты, записки! Что, не было других девиц?
    - Рауль, милый, вы хам, прошу вас, отстаньте, не то я закричу и буду отбиваться! – Едва повернув голову к нему, ответила Миранда. Ее оголенные плечи были расправлены, девушка смотрела вперед, толком ни на кого не обращая внимания, но замечая всех и вся.
    - Любимая, вы несносны! Зачем, зачем вы так жестоки? Я мучаюсь, вы не отвечаете мне, молчите, улыбаетесь другим! – Бедный Рауль плелся позади и не знал, с какой стороны подойти к спешащей Миранде.
    Куртизанка хмыкнула и перехватила корзинку другой рукой.
    - Постойте, о жестокая! Один стих, один стих, и я оставлю вас, клянусь! – Юноша бегал вокруг нее. У него в руках появилась стертая бумажка, запачканная чернилами, вся исчерканная. – Миранда, прошу тебя, послушай!
    - Прочь, приставучий! – Миранда вспыхнула и шикнула на парня.
    Ошеломленный Рауль остался стоять на месте, смотря ей вслед. Гордая куртизанка улыбнулась самой себе – так отшивать поклонников тоже уметь надо!

    - Ладно, милочка, ступай, клиентов не так много, в зале побудут Элена и Анна... – Ласковая Бетти отправила Миранду наверх, в ее комнату, видя, насколько ей скучно.
    Миранда благодарно улыбнулась женщине и быстро поднялась по лестнице, пока тот полный сеньор на диване не заметил, как она уходит. От него несло чернилами и потом, и вообще он был мерзкий, спасибо Бетти, она всегда спасала.
    Комната была в конце коридора. На ее размеры Миранда не жаловалась – вполне хватало для сна и приема одиночных гостей. Девушка, вздохнув и закрыв за собой дверь, устало опустилась на перины, под вечер ей ничего не хотелось, кроме как долгого, крепкого сна.
    В окно вдруг что-то ударилось. Еще раз. Камешек, подумала девушка, и начала злиться. Если это опять был этот бездельник Рауль, Миранда натравит на него охрану, клялась она себе. Она резко распахнула ставни и с вызовом осмотрела двор, выискивая наглого сеньора.
    - Ну наконец-то! – послышался чей-то вздох. Темная фигура отделилась от стены и вышла под окно, являя себя в свете. Кто-то усатый, при ножнах, обвязанный цветастым платком, спрашивал ее про лестницу.
    Миранда долго смотрела на человека внизу и совершенно его не слушала. Допустим, тот же голос, та же манера говорить, но это совершенно невозможно! Что за глупости взбрели в голову!
    - Миранда! Хватит смотреть, это я, Руис! Скидывай свою лестницу, я же знаю, она у тебя есть!
    Девушка все еще держалась за ручки ставней. И слава богам, иначе бы выпала из окна прямо в руки этому субъекту в повязанном платке. Словно пришибленная, Миранда склонилась, достала веревочную лесенку и выбросила ее за окно. Пока этот человек вскарабкивался сюда, к ней, на второй этаж, девушка отошла вглубь в комнаты, сжимая кулачки и не веря в происходящее.
    - Ты... – удивленно шептала она. – Ты... Ты!
    - Да я, я, - вчерашний рыбак смущенно улыбался и поглаживал свои, еще небольшие усы, - так ты меня встречаешь? Где фанфары, охрана, почетный эскорт?
    Руис поднял лестницу и закрыл окно, осматривая Миранду. Она была в смятении.
    - Ты-ы... Руис...
    - Вот странная-то! Я это, говорю же тебе!
    - Ты... Засранец! Сволочь! Козел морской! Скотина ты неблагодарная, вот ты кто! – Девушка налетела на мужчину и забарабанила кулачками по его груди. Дальнейшим ее высказываниям позавидовали бы и портовые грузчики сегодня на молу.
    - Успокойся! Успокойся, ненормальная... – Руис старался угомонить девушку и перехватить ее руки.
    Тщетно. Та злилась еще больше.
    - Ах ненормальная?! Паскуда, кобель драный, шлялся три чертовых недели где-то, заявляется и говорит, что я не...
    Здесь Руис, не видя другого выхода, заткнул ей рот поцелуем. Миранда дергалась, мычала, но вскоре оплела руками его шею и с силой притянула к себе, теплого и колючего. Кроме усов, на скулах чернела щетина.
    - Руис, Руис, где тебя носило... Почему ты ничего не сказал, что вообще случилось, и, и... – тараторила она, царапая ноготками его дубленую куртку и снова целуя его.
    - Все расскажу, слово даю, но...
    - Боги, что же я! Сейчас ко мне придут! Ты должен спрятаться. Нет, тебе лучше уйти, да! – Миранда порывалась от мужчины к двери и обратно.
    - Никуда я не собираюсь уходить, женщина. – Недовольно заявил Руис. Он приосанился и положил руку на эфес морской короткой сабли. – Я пришел почти домой, и ты меня прогоняешь! Кто должен прийти? – Он покосился на девушку и проверил пару пистолетов за поясом.
    - Один штурман с военной галеры, ты его не знаешь! Что ты стоишь?! Давай открывай окно, выбрасывай лестницу!.. – девушка металась по комнате, не зная, за что взяться.
    - Эй, я же сказал! – Руис взял ее за руку и встряхнул. – Я никуда не уйду! Отменишь свою встречу. С какой галеры, «Ла Гвиррья» или «Ла Палма»?
    - Да почем я знаю, дурак! Откуда ты только свалился на мою голову... – огорченно пробормотала она и снова поцеловала его, с жаром впившись в губы.
    В комнате горели несколько подсвечников. Был приятный полумрак, пахло женскими духами. Руис обнял девушку, потянулся пальцами к завязкам корсета, но здесь, словно в дешевых романах, постучали в дверь.
    - О нет, это он! – Миранда оттолкнулась от Руиса и подбежала к двери.
    Мужчина тяжело вздохнул и уселся на кровать, всем своим видом спрашивая: «Ну и что?».
    - Давай, уйди куда-то! Под кровать, а, нет! лучше за ширму, там много места!
    Руис встал и поправил ножны сабли.
    - Кто там?.. – лениво отозвалась Миранда, подглядывая за гостем в замочную скважину.
    - Это я, любимая, Хосе, - гость за дверью кашлянул, - открывай, здесь холодно!
    - «Любимая»?.. – Поднял брови Руис, подходя ближе.
    - Уйди, треклятый, погубишь меня! – зашептала Миранда, отталкивая его от двери.
    Это у нее не вышло, Руис подошел ближе и оттолкнул саму девушку вглубь комнаты. Мужчина распрямился, открыл дверь и встретился со штурманом военной галеры лицом к лицу.
    Моряк был удивлен. Букет цветов, сорванных в городской клумбе, увядал вместе с улыбкой штурмана по мере осознания происходящего.
    - А... Миранду можно?.. – Гость явно не собирался сдаваться и перешел к атаке.
    - Нет. – Руис демонстративно уложил ладонь на эфес сабли. Штурман отшагнул назад и одернул плащ, показывая ножны шпаги.
    - А вы кто будете, сеньор?..
    Миранда стояла за дверью и боялась высунуть нос. Она жмурилась, сжимала кулачки и очень-очень-очень хотела, чтобы все обошлось и закончилось мирно. Господи, какой же дурак этот Руис, ну зачем, зачем он сюда пришел в это время! Как все нескладно выходило!
    - Тот, кому не нравятся любознательные.
    - Быть может, вы изволите проводить меня на улицу? – В голосе штурмана послышались стальные нотки. Он стремился отомстить за обманутые надежды и испорченный вечер.
    - Непременно, сеньор. – Руис благосклонно кивнул и вышел из комнаты.
    - Стой, Руис, стой! Хосе, постой, не надо, прошу вас! – Здесь Миранда не выдержала и выскочила из своего укрытия, пытаясь остановить безумцев – но тщетно. Перед ее носом Руис закрыл дверь.
    Пока девушка пыталась открыть ее, раздался удар и звук падающего тела. Когда Руис все-таки отпустил ручку двери, то Миранда увидела, что он взваливает на себя бессознательного штурмана.
    - Военная галера, говоришь... Как чьи-то сети портить, так это мы мастера, а устоять после одного удара не можем... Военная галера, значит...
    Миранда громко вскрикнула и в испуге зажала рот ладонями.
    - Молчи! Весь бордель перепугаешь! Он перепил, ясно? Запрись в комнате, я скоро приду... – Руис крякнул, едва выдерживая вес неудачливого гостя. Мужчина со своей ношей зашагал по коридору, а Миранда ойкнула и спряталась в комнате.
    Руис вернулся спустя десять минут после долгих охов и вздохов в зале, внизу. У двери Миранды мужчина остановился, вздохнул, оправил платок на голове и вошел внутрь, готовый к упрекам, ссорам и ругани.
    Сначала он подумал, что ее нет. Убежала, спряталась или бросила его одного, она может. Руис чертыхнулся, но потом осмотрелся внимательней и нашел ее.
    Чертовка была на кровати, под большим пледом. Ее глаза смотрели на него из темноты и сверкали, как два агата. С этого момента Руис, очарованный ими, совершенно забылся и отказался помнить что-либо после этих глаз.

    Утро застало их обнаженными на одной кровати. Руис гладил ее молодое тело, Миранда улыбалась, прикладывая пальцы к губам. Плед был откинут куда-то далеко, на самый край, до лучших времен.
    - Ты обещал мне что-то рассказать, - она вдруг приподнялась на локтях и отодвинулась от него, заглядывая ему в глаза.
    - Ах, да... – Руис вспомнил про данное слово и покачал головой – сейчас он об этом жалел.
    - Я пират, Миранда. – Тяжело вздохнул он и взглянул на нее исподлобья.
    - И все?.. – Девушка никак не отреагировала на, казалось бы, страшную новость.
    Черт! Никогда нельзя было понять, что у нее на уме на самом деле!
    - А что еще? – огрызнулся Руис, усаживаясь на кровати и разыскивая свою рубашку. – Я подался на волю. С парнями мы уже достали шхуну, набрали людей. Дела идут, Миранда, и... я пришел к тебе. – Другим тоном окончил он, развернувшись к ней.
    - Что значит – пришел? Чтобы потом опять уйти? Или навсегда? – Черные глаза так и сверлили бывшего рыбака, стремясь найти в его обшивке хоть одну пробоину.
    - Чтобы забрать тебя! Я за тобой пришел, Миранда. – Руис склонил голову к груди, ему было трудно говорить.
    - Ах вот оно что! Ты пришел за мной... Это мне все объясняет. – Она понимающе закивала и прикрылась простыней, отодвигаясь от Руиса еще больше.
    Бедный Руис быстро надел рубашку, которую так же быстро отыскал, и встал с кровати.
    - Я вернусь к вечеру. – Сообщил он, подбирая куртку, платок, скинутые ножны.
    - Опять будешь кидать камни в окно и разбираться с моими клиентами? Я тебя начинаю путать с одним парнем, который пишет мне стихи! – Всегда, когда она собиралась его задеть, она напоминала ему о ком-то из своих ухажеров.
    Руис посчитал, что пирату совершенно не пристало всерьез воспринимать разговоры куртизанки, и с каменным лицом он продолжил одеваться.
    - Смотри, не приди завтра к восьми, у меня гость из городской ратуши. А в девять вечер в общем зале! – Миранда, злясь на новоявленного пирата, все громче выкрикивала подробности своей жизни. Конечно, отчасти она злилась и на себя.
    Руис оделся, приладил ножны к поясу, открыл окно и выбросил лестницу.
    - Сеньора... – он важно кивнул ей и перебросил ногу через подоконник, - я вернусь к вечеру.
    Мужчина улыбнулся и резво спустился по лестнице. Ему вслед раздавались крики:
    - Можешь вообще не возвращаться! Да-да, лучше вообще не приходи, сволочь! Чтобы я тебя не видела больше! – Миранда, подходя к окну, сыпала проклятья на голову бедного Руиса.
    Когда девушка появилась в проеме окна, он снял с себя воображаемую шляпу, взмахнул ею и поклонился, прощаясь.
    - Дур-рак! – Солнце било ей в глаза, Миранда щурилась и поправляла простыню, которой она обернулась на скорую руку.
    В конце, когда они не видели друг друга, они оба улыбнулись. Все возвращалось на свои места, и они оба были рады этому.

    К вечеру над городом сгустились тучи, разыгрался нешуточный шторм. На узких улочках гулял сильный ветер, летели листья и осенняя пыль.
    Миранда была у себя в комнате, взяв у Бетти отпуск. События последних суток свалились на нее неповоротливой громадой, и девушка думала, как быть дальше. Она сидела напротив зеркала, расчесывала свои волосы и прихорашивалась непонятно для кого – она чувствовала себя усталой и отменила все договоренности, а мечтать о вечере с Руисом ей не позволяла уязвленная женская гордость. Все-таки этот рыбак был несносен и заслуживал хоть какого-то наказания! Миранда клялась себе, что если он посмеет еще раз кинуть камешек в окно, то она точно больше не пустит его к себе. И пускай дальше прохлаждается на своем корабле три недели, ей до этого нет никакого дела! Так убеждала она себя, сидя перед зеркалом в тусклом свете свечей.
    В дверь постучали.
    - Мира, к тебе пришли! – За дверью раздался взволнованный голос Бетти.
    - Элизабет, мне плохо! Проси прийти завтра! – Миранда мастерски придала голосу усталые нотки.
    - Но девочка, поверь мне, этот сеньор не будет ждать до завтра!
    Тут Миранда поняла, что откручиваться бесполезно. Отбросив гребень на столик, она взлохматила свои волосы, нарочно придавая себе неряшливый вид, встала и открыла дверь с самым измученным выражением лица.
    - Добрый вечер, сеньорита. Прошу прощения, если побеспокоил.
    - Я же говорила, что этот сеньор не будет ждать до завтра. – Понимающе улыбнулась Бетти, видя, как уставилась Миранда на гостя.
    - Да, но этот сеньор всегда заставляет ждать других. – Заметила Миранда, кивая Бетти и показывая ей, что ее миссия закончена. – Ваши извинения приняты, сеньор.
    Миранда, справившись с первым удивлением, стояла на пороге и не пропускала мужчину внутрь.
    Руис вздохнул и перехватил букет шикарнейших роз поудобнее.
    - Может, впустишь?
    - Может... – неопределенно отозвалась Миранда, разглядывая мужчину.
    Он неплохо принарядился за этот день. Изящный коричневый колет, темные шаровары, сапоги, кумачовый пояс и шляпа с красным плюмажем – в этом галантном сеньоре нельзя было узнать того рыбака, насквозь пропитанного морем.
    Миранда требовательно протянула руку за цветами, и он отдал букет ей. Зарывшись носом в темно-красные бутоны, девушка вдохнула их запах и осталась довольна. Боги, он всегда знал, чем подкупить женщину. За это она прощала ему все.
    Простила и сейчас, хотя вслух в этом она признаваться не собиралась. Развернувшись и уйдя в комнату, девушка оставила дверь открытой. Лицо Руиса осветила улыбка надежды, он воспрянул духом и вошел за Мирандой, закрыв за собой дверь на ключ.

    Девушка стояла у окна и все еще вдыхала аромат цветов. Руис, подойдя к ней, обнял ее за талию и начал касаться губами ее открытых плеч, шеи, нашептывая что-то сладкое и приятное. Миранда водила плечом и улыбалась, не показывая это ему. Его усы приятно щекотали кожу.
    - Ты хотел продолжить разговор... – Скороговоркой сказала она, ускользая из его объятий. Девушка поставила цветы в красивую вазочку и склонилась над ними, любуясь бутонами. Где он только достал их посреди осени в этом городе?..
    - Да... – Руис последовал за ней и попытался снова обнять ее. – Я хотел забрать тебя отсюда. У меня есть квартира, Миранда, ты можешь там жить. Ты не будешь ни в чем нуждаться, обещаю, я дам тебе все...
    - Руис, я... Это замечательно, милый, но... – Миранда прятала от него глаза и уложила свои ручки сверху его, не зная, разорвать ли объятия или усилить их.
    - Любимая моя, это то, о чем мы мечтали. Помнишь, как ты хотела свой дом? Помнишь, как мы считали, сколько будет комнат и какую мебель мы там поставим? Миранда, это оно, ты понимаешь... Это оно! – Счастье, которое так долго назревало в нем, нашло выход. Руис приподнял девушку и закрутил ее, хохоча и что-то выкрикивая про сбывающиеся мечты.
    Она улыбалась, оплетала руками его шею и целовала его лицо. Однако внутри Миранда была в смятении: как, а эта жизнь, а эта хорошая, красивая комната, а этот юнец Рауль? а если ничего не получится, если что-то пойдет не так, он же теперь... О, боги, он ведь пират! А если его поймают? С кем она останется?
    - Давай собираться прямо сейчас! Давай скорее, к полуночи здесь будет карета, она отвезет нас.
    Руис поставил ее обратно на пол и решительно засуетился, высматривая ее вещи.
    - У тебя здесь есть чемоданы, или что еще? А, к черту, все завернем в простыни! Я заплачу за них, с Бетти всегда можно договориться...
    - Руис...
    - Собирай платья, вы вечно с ними долго возитесь. – Мужчина подошел к окну. – У нас часа два, или три, не больше. Ну, что ты стоишь, Миранда! – Руис развернулся и с нетерпением уставился на девушку.
    - Руис... – Миранда не сдвинулась с места после того, как мужчина ее опустил, - ...я ведь не сказала «да».
    - Что значит... – Вдруг прищурился Руис и запнулся на полуслове. – Ты... не хочешь?
    - Нет, дорогой, нет... – Она стремительно подошла к нему и снова оплела руками его шею. – Конечно, хочу, но... Все так быстро. Повременим, Руис, мне надо разобраться с делами в борделе, известить Бетти, некоторых знакомых...
    - К черту твоих знакомых! С Бетти я могу поговорить сам, Миранда... – Он приподнял ее голову за подбородок и заглянул ей в глаза. – Миранда. Это то, о чем мы мечтали, ты понимаешь? Мы хотели этого! Я хотел этого, и ты тоже... Квартира, конечно, не дом, но она из двух комнат! Приличный квартал, милые соседи, я успел подружиться с одним ученым, добрейшей души старик.
    - Руис... – повторяла она и гладила его скулу.
    - Что Руис? Что Руис? Едем, Миранда! – уверял ее мужчина и зарывался носом в ее волосы.

    Когда над городом нависла ночь, шторм поутих. Воздух был свеж, с редкими прохожими на улице заигрывал ленивый ветер. Все яснее чувствовался надвигающийся зимний сон. Городская стража бродила по кварталам и громыхала своим оружием, скорее для виду, нежели с определенной целью.
    Руис сидел на крыльце у борделя и курил трубку. Он провел два часа на открытом воздухе и уже начал замерзать. Наконец в конце улицы зацокали копыта, из-за угла вынырнула черная карета без гербов. Она подъехала к борделю, кучер остановил лошадей и спросил у сидящего Руиса:
    - А где все?..
    Руис вздохнул, выбил трубку о ступеньки и поднялся.
    - Нету. Поехали, Фелипе... – Мужчина надел шляпу, отряхнул плащ и забрался в карету.
    - Как нету... Гм. Нету... – Фелипе стеганул лошадей плеткой и они поехали прочь, проматывать награбленные деньги в тавернах и борделях. Других борделях.

    - Он не вернется. Он не вернется.
    Миранда сидит у зеркала и, как заведенная, повторяет эту фразу. Окно в комнате раскрыто, на подоконнике валяются несколько роз, остатки – там, во дворе, прямо посреди улицы. Ваза на полу, вода из нее вытекла на дешевый ковер. Этот дурак Руис заставил ее выкинуть эти прекрасные цветы, до того довел ее! Нельзя что ли немного подождать, успокоиться, определиться? Глупый, глупый мужчина. Любимый...
    - Он не вернется. – Повторяет она.
    Девушка кидает гребень на столик и порывается к кровати. Уткнутся лицом в подушки и проспать в своих слезах до полудня, о да... Слезы из ее глаз сразу попадают на мягкие перины, она готова разрыдаться, но вдруг слышит, как в окно попал камешек.
    Это он! загорается Миранда и, толком не вытерев слезы, кидается к окну. Она полностью распахивает его и высовывается чуть ли не по пояс, но...
    - О незабвенная, я у ваших как ног, как эти прекрасные розы! Миранда, сжальтесь надо мной, я весь ваш, любимая!
    Это Рауль. В его руках белые тюльпаны, он стоит прямо на растерзанных розах и с жадностью рассматривает лик Миранды в окне, освещенный луной. Девушка украдкой утирает слезы, придает лицу задумчивое выражение и говорит:
    - Вы невообразимо упрямы, мой юный друг. Но так уж и быть... – Миранда скрывается в комнате, и вскоре под ноги Рауля падает веревочная лестница. Он ликует, в порыве счастья сильно сжимает тюльпаны и, кажется, ломает несколько стеблей.
    Девушка в комнате снова рассматривает себя перед зеркалом. Нет, решено, с нее хватит слез. Она больше не хочет плакать. Миранда знает, что ей надо отвлечься от всего, что случилось, и она готова сделать это любыми способами.
    Вот над подоконником появляются тюльпаны, потом – голова Рауля.
    Миранда разворачивается, таинственно улыбается ему и задувает свечку.
    - Иди ко мне... – раздается горячий шепот. Луну закрывают облака, и в комнате становится темно.








































































































































  • Бред, но не Питт

  • Драббл по Инуясе.