• “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • “Тринадцатая Дара” Часть 16


  • =18= ЧЕТВЕРГ

    Я перебила кронга:

    -- Извините… можно я надену штаны?

    Мартин ошарашено закрыл рот и задумчиво пошевелил крыльями. Видимо, думал, стоит ли вообще со мной разговаривать… да… умею я беседу завязать.

    Джинсы надеть мне великодушно разрешили. Кодя даже выдал обещанный часа полтора назад стакан молока (кацавейку Тюня ему вернул). Наконец я перестала имитировать бурную деятельность и угомонилась на лавке рядом с Митрофаном.

    -- Итак… Три года назад ты начала записывать то, что вспоминала перед этим одиннадцать лет, -- выдав эту фразу Мартин замолчал и посмотрел мне в глаза.

    -- Вы… ты хочешь сказать, что вся эта суета из-за мемуара?

    -- Не совсем… суета, как ты выразилась, в некотором роде из-за тебя… точнее -- из-за того, что с тобой связано…

    Слишком тщательно кронг подбирал слова.

    -- Я не должна больше писать?

    -- Нет, Дара… наоборот… хотя сейчас это уже не имеет особого значения. Ты и так достаточно вспомнила.

    -- Что я вспомнила?

    -- Дракона, волка, лису… самое главное -- себя.

    Опять повисло горячее молчание. Кодя сверлил глазами кронга, но тот делал вид, что не замечает гномьего упорства.

    -- Мартин, гм… -- как же непривычно называть этим именем кронга. -- Мы разговаривать будем?

    -- Да, да… Ты, именно ты, была первой… Той, что отказалась идти к нам.

    Рот-то я открыла, но кроме невнятного шипения ни звука издать не смогла… В голове рванула боль. Мартин понимающе покивал.

    -- Больно?

    -- Откуда?.. -- я сморщилась. Звук собственного голоса казался невыносимо отвратительным.

    -- Перед тем, как сломать ногу, ты ехала в автобусе. Пассажиров было мало. И ты почему-то вышла на остановку раньше, чем тебе надо было, так?

    -- Да…

    -- Ты ничего больше не помнишь?

    -- Нет. Только машину, которая свернула с дороги и светила в спину…

    -- Правильно, а потом скорая, которая довезла тебя до подъезда, так?

    -- К чему ты клонишь?

    -- А наркоз помнишь?

    Меня окончательно перекосило, и смогла только кивнуть. Этот наркоз я буду помнить долго…

    -- Если хочешь, я уберу сейчас блок, из-за которого так болит голова, но тогда ты вспомнишь всё, что случилось на самом деле.

    -- Не уверена, что меня это сильно поразит, -- прошипела я сквозь зубы. -- Избавь меня от этого безобразия… пожалуйста…

    Мартин подошел и просто положил руку на темя… На мгновение боль стала невыносимой, а потом -- исчезла. А вместо боли… Я смотрела на него и затыкала кулаком рот, чтобы не орать во весь голос…

    -- Это был ты? -- кронг кивнул. -- Ты приходил за мной… И ты...

    -- Да. Я трижды пытался объяснить… но ты не хотела слушать, не хотела говорить. Я так и не понял -- почему?

    -- Потому что тогда я начала писать мемуар… и особенно сильно не верила себе… А ты… ты был оттуда… из мемура… из моего бреда… Но каким образом -- ты? Смотрящий?

    -- Я там... у вас... у них... Ну, в ловушке... Небо Великое! Служил я там.

    -- Служил? Кому??

    -- Не «кому», а «чему»...

    -- И чему же?

    -- Лен, эт сейчас неважно...

    -- М-да? А мне кажется, что важно.

    -- Равновесию...

    -- Вот так вот... ладно. Поняла. Вернемся к нашим волкам. На самом деле меня двенадцать? Так?

    -- Да. Каждая Дара -- двенадцатидушна, -- я вздрогнула. -- Нееет… не шизофрения, как ты подумала. А именно двенадцать составных, двенадцать жизней, двенадцать ипостасей… Мы забирали тебя по частям.

    -- Это я уже поняла… Вопрос первый -- зачем? Вопрос второй -- я смогу вернуться?

    -- Вернуться? Конечно. Крылья отомрут через пару недель после возвращения. Кости уплотняться будут дольше, но можно поесть кальция. А вот зачем… Дверь заблокирована четыре месяца… что совпадает со временем пропажи маленького марвина. Три кронга и гном пропали год назад. Мы думаем, что они просто сбежали… такое бывает. Но кронги всегда возвращаются, -- он невесело усмехнулся.

    -- Это ты? Ты вернулся…? Кара говорил…

    -- …обо мне. Да. Это я.

    -- Так зачем я вам?

    -- В Пристанях не осталось ни одной Дары…

    -- Не-е-е, народ, мы так не договаривались. Я хочу и должна вернуться домой.

    -- А речь идёт не о тебе.

    -- А о ком?

    Мартин очень долго молчал, не поднимая глаз от пола и, наконец, сказал:

    -- Прости, есть вещи, о которых я не могу говорить. Прошу тебя… давай до завтра, точнее, уже до сегодня… ты войдешь в полость. Мы это знаем… Рори отведёт тебя, я пойду с тобой. В полости… все ответы в полости…

    -- Не понимаю… я попытаюсь пройти лисой, а ты как? Ты ж не оборотень?

    -- Мне будет достаточно того, что дверь откроется.

    -- Опять не понимаю. Звери же не видят двери, просто выходят в полость и все!

    -- Это звери… А ты -- Дара.

    -- Да что вы все в один голос…

    -- А как иначе? Ты не совсем понимаешь, что ты и кто ты… Но именно это объясняет всё. Никто до конца не знает, что может Дара. Никто никогда не узнал, что умела Серафима.

    -- А как получилось, что не осталось ни одной Дары в вашем мире?

    -- Последней Дарой Пристаней была мать Готлиба… ты его видела на поляне, рыжий такой…

    -- Да… помню рыжего кронга.

    -- Вот-вот… Когда Готлибу было пятнадцать, она пропала. Её искали несколько лет… нашли. Около двери. Без крыльев. Седая, безумная старуха… Через несколько месяцев она умерла. Дочерей у нее не было. А девочки Готлиба, у него четыре дочери, обычные кронги… не Дары… ни одна не унаследовала дара бабушки.

    Невнятная догадка забрезжила где-то на самом краю сознания.

    -- Мартин…

    Кронг оторвал взгляд от пола и напряженно посмотрел на меня. Лопатки опалило огнем и болью.

    -- …ты ведь знаешь, что я уже выкупила её жизнь?

    Кронг слегка побледнел и молча кивнул.

    -- …и где она сейчас ты тоже знаешь? -- еще один кивок. Трудно было выговорить это, но… -- вы хотите, чтобы Ласка стала Дарой Пристаней?

    С громким хрустом в руках Никодима сломалась трубка. Митрофан залез ко мне на колени, положил передние лапы на плечи и перекрыл рыжей башкой весь обзор. Я дунула ему в нос, сняла тяжелую тушку с коленей и встала:

    -- Погоди, красавец, погоди… Так всё это -- из-за Ласки? И вы надеетесь, что я уговорю ее жить в Пристанях?

    -- А почему нет? -- подал голос Кодя. -- Она кронг, и она -- Дара.

    -- Откуда вы знаете?

    -- Лен, -- я опять вздрогнула, -- поверь… это так. И мы действительно очень надеемся на то, что твоя дочь согласится жить в Пристанях… нам больше не на что надеяться.

    -- Да… кстати… а для чего Пристаням Дара? Каковы ее функции, так сказать…

    -- Дара держит наш мир…

    -- Чего? А чем тогда Хранитель занимается?

    -- В Пристанях никогда не было Хранителя. Нас хранили Дары. Понимаешь?

    -- Угу… Богини из машины…

    -- Нет. Не Богини. Не передергивай. Сама всё вспомнишь… в полости. Ласка не сможет остаться… -- кронг слегка запнулся, -- дома. Её там не ждут. Слишком много времени прошло…

    -- Это идея Шеха?

    -- Шех-Крата и той, что была до тебя… одиннадцатой…

    -- Шех считает это возможным?

    Мартин кивнул.


  • “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • “Тринадцатая Дара” Часть 16