• “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • “Тринадцатая Дара” Часть 32


  • =16=

    Рори сидел в трех шагах от меня.

    -- Испугал?

    -- Ага.

    -- Извини.

    -- Угу. А что ты тут делаешь?

    -- Шёл за вами.

    -- Зачем?

    -- На всякий случай… мало ли что.

    -- И… что?

    -- Видел. Ты в самом деле превращалась в лису.

    -- Что скажешь?

    -- Я сам отведу тебя к двери.

    -- Когда?

    -- Послезавтра. Или завтра… после твоего визита к марвинам. Ночью.

    -- Завтра. Ночью.

    -- Ладно. Договорились.

    -- Ты видел Фрагу?

    -- Да. Я говорил тебе.

    -- Ты говорил с ним?

    -- Да. В некотором смысле…

    -- Почему ты не захотел оставлять меня с Флавием один на один?

    -- Я чувствую опасность. Но пока не понимаю, откуда она исходит.

    -- Так ты наблюдал за мной или за ним?

    -- За вами.

    -- Что сейчас делает Никодим?

    -- Психует и бегает вокруг костра.

    -- Почему?

    -- Вас нет уже больше двух часов. Он волнуется.

    -- Ого. Два часа?

    -- Да. Превращение заняло много времени.

    -- Марвины действительно могут вернуть волка?

    -- Да.

    -- Ты знаешь, что случилось с их ребенком?

    -- Думаю, что да.

    -- Он погиб?

    -- Думаю, что да.

    -- Ты видел кровь?

    -- Да.

    -- Рори, а почему ты не можешь перейти в тот мир, куда ведет дверь?

    -- Дверь ведет в полость. В межмирье. В полости несколько дверей. Как только блокируется одна дверь -- тут же блокируются все остальные. И в эту полость уже невозможно выйти.

    -- Если найти тело маленького марвина… чем это поможет?

    -- Тело найти необходимо. Марвин должен быть похоронен здесь. Тогда можно будет убрать кровь с порога… и попытаться или разблокировать дверь… или забыть об этой полости и искать другую.

    -- Почему звери могут ходить между мирами? Почему им не требуются переводчики и двери?

    -- У зверей… у обычных зверей чистые души. Им можно ходить…

    -- Не понятно… А у таких, как ты, как Тарас Прокопьевич души не чистые что ли?

    -- Мы слишком много думаем. Рассуждаем. Чувствуем больше, чем люди, кронги, но меньше, чем звери. Нами можно манипулировать. Понимаешь? Мы можем, сами того не зная, стать орудием… Маленький марвин не сумел бы сам добраться до двери и открыть её… ему наверняка кто-то помог… -- Рори задумался, -- нас испортило желание стать ближе людям… мы перестали быть зверями. Так… что-то среднее… странное. Не люди, не звери… разумные животные.

    -- А разве это плохо?

    -- А чего ж хорошего? Мы утрачиваем свою природу. Того и гляди, до штанов докатимся… Вот ты видела что-нибудь более дикое, чем волк в штанах?

    -- Нет, -- я невольно всхрюкнула от смеха.

    -- А говорящий волк? Это как?

    -- Гм… сказочно как-то… фэнтезийно. Дико. Ты прав.

    -- Вот именно.

    -- Ты бы хотел быть простым, обыкновенным волком?

    -- А ты бы хотела быть обычным человеком и спать сейчас в своей постели, а не торчать посреди чужого леса? И не испытывать боли оттого, что у тебя вдруг стали расти крылья?

    Я села на траву, скрестив ноги, стараясь не прикасаться пульсирующей от боли спиной к стволу дерева. Хороший вопрос… Хотела ли я… Ещё как.

    -- Да… ты прав. Я хотела бы сейчас мирно спать в своей постели… и чтоб в соседней комнате спала моя дочь… А утром -- на работу. И никаких драконов… И никаких диких фантазий.

    -- Значит, ты понимаешь меня. И не только меня.

    -- А почему волки, медведи -- кто ещё? -- стали человечески-разумными? А лисы -- нет?

    -- Потому что лисы никогда особо не интересовались людьми. Птицам, почти всем, люди тоже не особо интересны. Вот Монти, кстати, не изменился. Он просто решил общаться с кронгами, марвинами и прочими… людьми… -- последнее слово Рори произнес с некоторой брезгливостью.

    -- Рори… а ты не любишь людей…

    -- А чего мне их любить?

    -- Но… как же… ты помогаешь…

    -- Да. Помогаю. По привычке. Это во-вторых. А во-первых, я помогаю не людям. Я помогаю миру, в котором я родился и вырос.

    -- Гм… И пошёл ты за нами в лес только для того, чтобы проконтролировать, не замышляем ли мы с Флавием какой-нибудь гадости? Да?

    Рори растерянно поскрёб лапой за ухом.

    -- Нет, -- подумал и ещё раз повторил, -- нет.

    -- А почему?

    -- Чего ты пристала?

    -- Рори… ты волновался, да? Как Кодя сейчас… Только ты не стал бегать вокруг костра… ты пошёл за нами.

    -- Ну и что? -- волк вызывающе выпрямился и отвернулся.

    -- Ничего. Меня это очень тронуло. Вот что.

    Волк молчал.

    -- Кто это был, Рори?

    -- О чём ты?

    -- Кто так сильно обидел тебя?

    Рори вздохнул и лёг, положив на лапы голову. И столько родного было в этом жесте, что глаза заволокло слезами. Но поплакать всласть не получилось. Воздух дрогнул и Флавий шагнул в лес, едва не наступив на лапу Рори. Появление волка марвина не удивило. Он кивнул ему и сказал:

    -- Пошли. Мы уже рядом.

    Мы шли быстро и молча, если не считать моих невнятных вскриков и бормотаний -- быстро растущие крылья цеплялись за все ветки и доставляли кучу неудобств.

    Показался костёр. Тарас Прокопьевич что-то говорил Никодиму, придерживая лапой его плечо. Тот подпрыгивал и порывался куда-то бежать. Флавий остановился.

    -- Тут уже не заблудишься… да и Рори… Всё. Я ушёл. До завтра, -- и он быстро исчез.

    -- Пошли, -- сказал Рори, -- а то сейчас и у Коди крылья отрастут. Ишь как мечется.

    Мы вышли из леса. Если зрение изменило мне не окончательно, то где-то на границе света просматривался силуэт дракона. Точно. Только не пойму… Анфиса или Шех-Крат?

    «Это я» -- прозвучал в голове голос Шеха -- «Идите быстро. Никодим в ажитации» -- «Да, Шех, мы уже близко. Ты нас видишь?». Я остановилась. Открыла рот. Подумала. Закрыла. И подумала: «Рори…» -- «Чего? Пошли быстрей» -- «Я тебя слышу…» -- «И что?» -- «Я тебя слышу в голове…» -- «Дар, ты чего?» -- «Ты чё, не понимаешь? Мы ж с тобой говорим сейчас молча, мысленно!» -- «Ну. Говорим. Молча. И что?» -- «Я только с Шехом так умела разговаривать» -- «Да? Хм. А как мы, по-твоему, до этого момента говорили?» -- «Как?» -- «Точно так же, как сейчас. Да ты ногами, ногами шевели» -- «Я шевелю… И давно это у меня?» -- «А кто тебя знает…»

    -- Дара!!!!! -- Кодя заметил нас и, ловко вывернувшись из Тарасовых лап, припустил бегом навстречу.

    Рори мгновенно заложил вираж и, обогнув гнома, направился к дракону. А я попала в лапы к Коде. И немедленно была потормошена, потрогана, подергана и постукана. Галопом подскакал Митрофан. Он был гораздо короче в изъявлении чувств -- укусил за руку, быстро и больно. Страшно подумать, что со мной сделает медведь.

    -- Народ. Всё хорошо. Пойдемте к костру. И дайте чего-нибудь попить, а? Молока бы…

    -- Пошли, пошли, -- сказал Кодя, -- сейчас будет тебе молоко.

    Звучало угрожающе. Но очень хотелось к огню.

    Против ожидания, Тарас Прокопьевич не стал заниматься лапоприкладством, а лишь укоризненно покачал головой.

    -- Чего вы наезжаете, граждане? Не так много времени прошло. Тем более что я пошла в лес не одна. Что случилось?

    -- С марвином… в лес. Ночью! -- сокрушался Кодя.

    -- А если б я пошла с тобой, то была бы в большей безопасности? Гном более надёжен, чем марвин, да?

    -- Да. Гном более надёжен! -- запальчиво выкрикнул он.

    -- Угу. И кронг вызывает больше доверия, чем марвин? Или, например, дракон? Да, Кара?

    -- Дар… -- Кара сидел около самого огня. Рубашку он снял, и я могла видеть, как будет выглядеть моя спина через пару-тройку дней. -- Дара. У нас есть основания для недоверия марвинам.

    -- А как ты думаешь, у марвинов есть основания для недоверия кронгам?

    -- Нннуу… -- кронг пошевелил крыльями.

    -- Есть, -- я впервые ушами услышала голос Шех-Крата. Кара поёжился и кивнул.

    -- Тогда давайте уже не будем волну гнать. Я пошла в лес в достойной компании, получила то, что хотела и даже сверх того. Правильно, Шех?

    -- Угу.

    -- Завтра на закате я иду к марвинам. После визита к ним Рори отведет меня к двери. Таковы планы на будущее.

    -- Я могу передать Вайсу, что у тебя получилось? -- пробасил Тарас Прокопьевич.

    -- Можете. Я попытаюсь выйти в полость лисой.

    Медведь кивнул и ушел в лес. Шех в полкасания пожелал спокойной ночи и неслышно ушел в тень. Кара задумчиво смотрел в темноту.

    -- Пойдем, Дара, я провожу вас до дома, спину тебе помажу. Ой, а молоко! Совсем забыл… -- Кодя расстроено всплеснул руками.

    -- А ты мне перед сном молока выдай, ладно? Пошли, Митюнюшка, домой, -- зевнула я, -- спать хочу, как из пушки. Спокойной ночи, Кара.

    Кронг рассеяно кивнул и взмахнул крыльями. Костёр погас. Мы зашагали к дому в полной темноте.


  • “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • “Тринадцатая Дара” Часть 32