• Оградки на кладбище в Харькове

  • МЯСО


  • Я всегда ненавидел бывать на кладбище. Нет, нет, у меня, слава Богу, никто не умер. Просто задумался, кое-что вспомнил. Вот просто слово "кладбище" вызывало и вызывает до сих пор у меня отвращение. Трудно объяснить почему. Помню, как перед концертом в Швейцарии, в церкви, мы нашим трио решили пройтись. Обошли церковь и увидели кладбище. Оно всё целиком было покрыто красновато-жёлтыми листьями. Могильные камни были ровными, как в компьютерной графике. Казалось бы, уж тут-то оно не должно вызывать отвращения... Но нет, я отвернулся и пошёл прочь оттуда. Мы. Мы все решили оттуда уйти, не сговариваясь. Просто чувство есть очень неприятное. Такое пронзающее...

    Ещё помню, как стоя на кладбище над могилой одного из моих родственников, я понимал, что надо что-то чувствовать, но ничего не было. У меня было слишком мало воспоминаний об этом человеке. Вокруг меня плакали люди, и мне бы надо было поплакать, но увы, как-то не получалось. А ведь я так часто плачу над музыкой, а тут - никак. Как-то даже неудобно было не плакать, ведь все плачут. Я просто стоял и изучал букашек, которые ползали по земле. Ненавижу ползучих тварей. Справа, чуть позади стоит пустой, прогнивший, ржавый мусорный бак. К нему бежит лохматая собака, но, убедившись что и тут нет ничего съестного, убегает куда-то... Давит это всё. Всё чужое тут. И не чувствую я, что внутри, там, под землёй, есть мой родственник. Не чувствую я этого. Мне просто немного жутковато...
    А слева тем временем стоял какой-то человек, один. Как я его сразу не заметил? На кладбище трудно кого-то не заметить. Так вот, он стоял и не плакал. Просто смотрел вниз. Потом он поднял голову, и казалось, долго прислушивался к чему-то. А затем он тоже посмотрел на меня. Я был совсем маленьким, но могу поспорить, что тогда я всё понял. И не буду разъяснять, что понял. Всё равно для каждому по-своему. Додумайте сами, это иногда очень приятно делать.

    Кладбище, место, где буду я лежать. Если повезёт, конечно. А то мало ли, свяжусь с мафией и похоронят меня в бетоне, под десятиэтажным зданием... В этом, безусловно, есть своя прелесть. Хоть не придётся кому-то специально куда-то ходить, для того, чтобы поплакать обо мне. Будут делать то же самое, только дома, с чаем и включённым телевизором, по которому в этот момент, как специально буду показывать фильм, который мне так нравился. Хе-хе.

    Легко думать об этом, легко говорить. А вот стоять на кладбище тяжело, что-то сдавливает со всех сторон. Ну и не буду больше говорить об этом. А то приходится возвращаться туда, чтобы опять почувствовать. А вот то, что стало легко об этом думать - это даже приятно. Раньше боялся чего-то. А бояться-то глупо...



  • Оградки на кладбище в Харькове

  • МЯСО