• Истину нельзя высказать, её можно только испытать.

  • А есть ли у тебя настоящие друзья


  • Несколько дней назад я снова побывал в своем любимом Калининграде. По необходимости я зашел в одну из нотариальных контор города. Прямо у входа я столкнулся лицом к лицу со своей бывшей ученицей, золотой медалисткой. Девочка, назовем ее Вика, была одной из моих любимейших учениц: блистала острым все схватывающим умом, много читала и потому много знала, была красива той замечательной свежестью юности, за которой виделись содержание и характер почти сформировавшейся личности. Короче говоря, надежда учителя. Со дня выпускного прошло почти/долгих два года. Почти – для меня, долгих - для нее.
    И вот мы столкнулись нос к носу в конторе нотариуса. Первое, что мне бросилось в глаза: Вика неряшливо располнела. В свои неполных 20 лет она уже мало чем отличалась от бальзаковских особ, обитающих в различного рода конторах.
    Из короткой беседы я узнал, что Вика работает секретарем, что из института ее отчислили за неуспеваемость, что она подумывает о том, чтобы снова куда-нибудь поступить, но сильно сомневается, что ей это нужно. Разговор совершенно не клеился, и мы его быстро свернули. Было видно, что Вику он тяготит, а я был совершенно растерян и сбит с толку увиденным.
    Заверяя документы у нотариуса, я поинтересовался его мнением о Вике. 
    - А кем Вы, собственно, ей приходитесь? – спросил он в ответ.
    - Я – ее бывший учитель, преподавал ей, в том числе, право.
    - Замечательная девочка, - с удовольствием стал рассказывать нотариус, - я перебрал не меньше сотни кандидатур на это место, пока не нашел Вику. Все схватывает на лету, быстро учится, ответственная и творческая.
    - А какие у нее тут перспективы?
    - Какие тут у нее могут быть перспективы?! Во-первых, нужно юридическое образование, а она не хочет учиться. Во-вторых, у нас какие перспективы? Стать помощником нотариуса, потом нотариусом. Но Вы же знаете, у нас не такой большой город, больше чем есть уже ему нотариусов не нужно. А у меня в конторе и секретарь, к тому же такой хороший, как Вика, может очень хорошо заработать. Она и будет у меня зарабатывать…
    На том и расстались.
    Мне сделалось очень печально. Я совершенно ясно представил Вику через 10-20-30-40 лет: она толстая и некрасивая, с пожизненным клеймом «секретарь» рысит по нескончаемому кругу серых будней. Бесконечный «День сурка». И ничего. Никакого дерзания духа, никакого полета мечты… Сегодня весь мир на ее ладонях. Все горизонты открыты (сужаться они начнут гораздо позднее, пока, наконец, не обратятся в точку). Она может стать кем угодно, может не просто мечтать, а строить и реализовывать любые планы. Но она уже решила свою судьбу, она поставила на ней крест. Биография закончилась, толком не начавшись. И ладно бы речь шла о какой-нибудь бездарности, речь-то идет о человеке, отмеченном искрой Божьей! Придя домой, я даже выпил сгоряча.

    Прошло несколько дней, а Вика все не шла у меня из головы. Я все сожалел и сожалел о НЕСВЕРШИВШЕМСЯ. Но в какой-то момент все вдруг переменилось. Я увидел эту ситуацию с другой стороны и от сердца отлегло. 
    Во-первых, думал я, секретарь – вовсе не клеймо и не крест. Вполне достойные и содержательные люди работают в это профессии. Во-вторых, рассуждал я, для чего мы живем? Разве не для того, чтобы жить? Разве смысл жизни не в ней самой? Служение высокой цели, посвящение себя идеалу, ценностям, Богу, детям… список можно продолжать, - разве все это не отрицает саму суть нашей собственной жизни? А сам успех – что это и зачем? Почему я должен всеми силами стремиться достичь чего-то, куда-то карабкаться, быть успешным? Разве я перестаю быть собой, если я, мечтая стать космонавтом, им не стал? Разве не один и тот же человек вчера ездил на метро, сегодня ездит на «Лексусе», а завтра вручную будет опущен на дно ямы и зарыт? Зачем я хочу от этой девочки непременных свершений и покорений вершин? А если ей достаточно просто любить и быть любимой – высшее образование так ли необходимо для этого? А тем более – карьера. И, наконец, в-третьих, с чего я взял, что этот выбор девочки – окончательный?! Время его изменить у нее еще есть.
    Так я примирился с выбором Вики.

    И все же… И все же…
    Наша жизнь – не только текущее переживание настоящего. Во многом она – память о пережитом. О том, что было и чего не случилось, о чем мечтали и что получили, о встречах и расставаниях, о переживаниях и радостях… И чем больше всего, тем полнее наша жизнь, тем дольше мы живем на свете и фактически, и в субъективном восприятии. Но кроме всего, наша жизнь – это и то, что кроме тлена земного останется после нас в памяти других людей, и просто останется. Представляю, сколько бы мы все потеряли, если бы, скажем, Пушкин перестал волочиться, пить, играть и хулиганить, в промежутках пописывая стихи, исправился бы и выслужился до действительного статского, а то и тайного советника… А он сам, разве, не потерял бы?...















  • Истину нельзя высказать, её можно только испытать.

  • А есть ли у тебя настоящие друзья