• Часть три. Мышкин.

  • Переславль-Залесский: город-праздник


  • Недавно по новостям на одном из центральных каналов показали жуткий ролик о том, как в одном из штатов северной Америки(Миссисипи) местное общество афро-американцев добилось запрещения книги Марка Твена "Приключения Геккельбери Фина" на том основании, что Твен называет афро-американцев неграми. Интервью с руководителем общества, которое уже приступило к изьятию книг из школьных и городских библиотек началось со слов: "Я, вообще-то, эту книгу не читал, но считаю, что в сложившейся ситуации её лучше запретить, чем оставить в списке разрешенных". Этот репортаж очень сильно затронул мой организм. Так сильно, что в пятницу мы с Сережей пошли в музей Церетелли, что на Причистенке.
    Кроме тупости американцев, которая, не может претендовать на новость, я вдруг ясно поняла, что в искустве нельзя никого осуждать или запрещать. Нелепость запрета Марка Твена наложилась на прослушанную пару недель лекцию французского искуствоведа Катрин Милле. (Мы гуляли по Винзаводу и попали под ливень. Пришлось спасаться на лекции). Она говорила о том, что ни в коем случае нельзя запрещать (числе прочих)антисемитских писателей, потому что они освещают проблему. Нужно обсудить эту проблему и заклеймить позором этого писателя, но не вкоем случае не запрещать. Вытаскивать на поверхность все, что копится в душах, а не запихивать в дальний угол, чтобы умалчивать, делать вид, что этого не существует. Но в тоже время не выставлять на всеобщее обозрение, как образец для подражания, а воспринимать такое искусство, как повод для дискуссии.
    Так вот, мы пошли к Церетели. Излишне говорить о его Петре I, или памятнике жертвам 11 сентября, установленном в Нью-Джерси, и нареченным народной американской моловой "плачущей вагиной". Так вот, музей мне очень понравился. По мимо мерзостей Церетели в нем выставлены слепки с мраморных скульптур, те что пылилсь в запасниках ГМИИ со времен экспроприации. Я не понимала всей красоты этих скульптур в свои бывшие посещения Пушкинского! Античное совершеннство! Я сознала это только, спустившись в низ на первый этаж, после 3-х этажей Церетели. Мое эмоциональное состояние было близко к слезам. Я ощутила КРАСОТУ! 
    Дорогие товарищи, посещайте музей Зураба, и откроется Вам истина, и будет Вам счастье!





  • Часть три. Мышкин.

  • Переславль-Залесский: город-праздник