• V. Театр красивых смертей. Часть 8.

  • Часть I. Глава V


  • В универ приехали двое швейцарцев, которые хотят изучать русский язык. Преподавательница, которая научает их великому и могучему, попросила поассистировать ей с переводом, ибо немецкого не знает, а с английским тоже всё плохо.
    И вот уже две недели я играюсь в толмача, объясняя на ломаном немецком премудрости русской грамматики.
    В целом всё не так страшно, как могло показаться: там, где не знаешь слово - объясняешь развёрнуто, описательно, подбираешь синонимы, иногда внезапно всплывает аналог из позабытого напрочь английского, а в критических ситуациях - словарь нам в помощь.
    А вообще весело. Ребяты родом из Цюриха, шпрехают на Schweizerdeutsch (Schwyzerdütsch или "швицердюч") - это швейцарский диалект немецкого языка. Радует то, что "r" они произносят почти как русское "р", т.е. вообще не надо париться с произношением и изображать Хохдойч.
    "Украинские друзья", по всему, достойно встретили гостей из Швейцарии, ибо за первую неделю ребяты успели во внеучебное время выучить "водка", "пиво", "апельсиновый сок" и уже усвоили, что смешивать всю эту лексику "очень нехорошо".
    А мне сразу вспомнился первый курс и бедный китайский студент, которого каким-то неведомым китайским ветром занесло в украинский вуз на русский филфак, и который благодаря нашим мальчикам через три дня по прибытии на казацкую землю уже практически без акцента выговаривал "лажа" и "бухать". Правда, когда начался старославянский и историческая грамматика, наш Лю быстро перебежал на физвосп "учиться масясь" (массаж), переквалифицировавшись в реабилитолога.
    А швейцарцы, надо сказать, смышлёные хлопцы - хватают на лету. Учили с ними диалог о том, как они пришли в гости к украинским друзьям. Каждое слово повторяем несколько раз, и каждый раз доходя до "угощайся", швейцарцы начинают дико ржать. Оказалось, что "уго" напоминает им имя, а "щайся" - собственно "шайсэ", т.е. буквально они 25 раз методично повторяют за нами "Уго - говно, Уго - говно..."
    Хронически не различают д-т, з-с, г-к. За счёт оглушения "друзья" превращаются в "трУсья", причём с ударением именно на первом слоге, что очень забавно.
    "Преподаватель" - слово невыговариваемое. "Преподавательница" - вообще смерти подобно.
    Очень не любят австрийцев. Для них "австриец" - это практически матерное слово. Кстати, "мат" и "мать" они тоже не различают.
    В общем, я теперь прихожу домой и ещё полдня вытряхиваю из головы немецкие слова, фразы и т.д. Каково оно переводчикам - вообще не представляю.
    А между тем у меня началась практика (на этот раз "махистерская" - вах-вах-вах), и в течение месяца надо будет провести несколько лекций и семинаров по литературе и научиться снова откликаться на имя-отчество.
    Эге-гей.














  • V. Театр красивых смертей. Часть 8.

  • Часть I. Глава V