• Дискуссия, дискуссия..

  • С этой задачей я справился на отлично


  • …А потом пришёл Новый год, а потом – долгие зимние каникулы для всех, и Город, отполыхав фейерверками, погрузился в патриархальный сон…

    И вот тут на улицы вышла снегоуборочная техника. Жёлтые огни в глубокой ночи, странные звуки «космических кораблей»: что-то мигает, что-то задаёт странные звуковые ритмы, улицы не тихи, не молчат, словно действительно Пришельцы...
    Мысль была смешная и детская: "Спасите нас уже хоть кто-нибудь, пусть и человеки с Плутона..."
    Однако, не с Плутона: пошли, заработали, грузят ненавистные льды и снега, грузят и увозят… Наутро – тихо и чисто.

    … Но на Город уже шла оттепель, одна, потом другая, и на крышах начали дотаивать льды, и снова стало опасно ходить, а потом снова заштормили метели – одна за другой, и снега поднялись.

    …И пока я в одиночестве размышляла над прихотливостью городских коммунальных служб, мысленно продвигаясь выше, и выше – на самую сияющую вершину городского Олимпа, сеть принесла сообщения:

    «Мусоровоз насмерть задавил двухлетнего ребенка, которого мать везла на санках».
    И ещё: «В минувшее воскресенье в Петербурге в закрытом гробу похоронили одного из ведущих кардиологов страны, профессора И.Е.Ганелину, пережившую войну и блокаду».

    И ещё: «13 января около 11:30 с крыши дома №28 по проспекту Стачек на шестилетнего мальчика, который гулял со своей бабушкой, упал лед. В результате полученных телесных повреждений, в 11:55 в детской поликлинике наступила смерть мальчика».

    Девочка на санках; пожилая женщина, врач, пережившая блокаду; шестилетний мальчик, которого бабушка повела гулять.
    Я сидела у монитора, пыталась прийти в себя.
    Потом вспомнила: "Самое страшное время - после беды". Но она - беда - не одна и не последняя, как оказалось.

    Страшно.
    На одну только минуту стать сыном доктора Ганелиной, или родителями той девочки на санках, или – бабушкой мальчика.
    И любой человек - ЛЮБОЙ! - и я сама сейчас – в эпицентре этой беды.
    И ничего уже нельзя сделать, ничего нельзя объяснить, никакими «обстоятельствами»: слова бессильны вернуть их, вернуть. Слова не остановят время, не растопят снега, не сдержат рушащийся лёд.
    Полное, абсолютное бессилие.

    Я писала всё это потому, что знаю: это уже никуда не уйдёт, так и будет пульсировать, разносимое током крови: "девочка - пожилая женщина – мальчик".
    И гнев переполняет сердце, гнев, с которым нельзя справиться, гнев бессилия, гнев всех бесправных и попранных - в простом праве: ЖИТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ,

    посадить ребёнка на санки и повезти, взять ребёнка во двор на прогулку, вышагнуть из подъезда,
    не бояться за жизнь пожилой матери, ушедшей на работу.

    … Блокадница. Профессор медицины. 89 лет. Консультант Покровской больницы. Не вернулась. Не с той, заснеженной улицы блокадного Города, а с этой – с улицы нового века, в Городе, который ОНА для нас отстояла, спасла, сохранила, из ладоней своих – нам передала.
    …Писали, что у санок не было спинки. Но бывают санки без спинки, на мир можно смотреть, когда тебя везут и на таких, и на других...
    …и очень весело гулять, когда тебе – шесть, и снег такой пушистый, потому что – зима…

    …Вечный покой даруй им, Господи, и вечный свет пусть светит им.















  • Дискуссия, дискуссия..

  • С этой задачей я справился на отлично