• реальные приключения Маши

  • МЯСО


  • 8

     

         Сейчас жизнь такая, хочешь не хочешь, даже в более–менее нормальных фильмах, есть про шпионов или бандитов. Ну я вспомнила, всё что знала и начала проверять хвост. За мной шел один. Это точно. Но как он меня находил, если я проходила через толпу, мне было не понятно. И все мои уловки, по отрыву, не получались. Я уже готова была заплакать. Что мне делать, я совсем не понимала и это мне очень не нравилось.

         Наконец до меня дошло, что на меня повесили жучок. Но где и когда? Я же ничего такого не видела. Ой. А я же даже и не знаю, как должен выглядеть этот жучок? Но пусть я и блондинка, но я не тупая! Я девять классов закончила! Без двоек! Реально, не вру! Если бы я была тупая, то не смогла бы списывать, так, чтобы никто не догадался! Хи–хи–хи. Вот! Я конечно не академик, но оно мне надо? Борода, очки и всё такое? Но ко мне пришла гениальнейшая мысль. Надо снять всё, где мог быть жучок и посмотреть, на что поведётся хвост.

         Снять это хорошая идея, только вот люди могут неправильно меня понять. Ну не объяснишь же всем, что это надо. У них какие–то предрассудки. Мало того, мне очень не хотелось расставаться, со своими вещами. И тут я увидела верёвку с одеждой. Рубахи какие–то, штаны, и платье. Не такое как в магазине. В смысле оно было тоже страшненьким, но гораздо проще.

         Я свистнула платье и зайдя за угол тут же сняла свой топик, мини юбку и чулочки. Свернув их, я спрятала вещи под кустом, а сама влезла в платье. Ой! Фу! Оно колючее, просто жуть! Кое где влажное. И висит на мне, как не родное. Ну ладно, только пару часиков, а потом верну его обратно. Я же не воровка какая–то!

         Я продолжила свой путь, но вскоре, опять заметила того человека, который следил за мной. Да что же это такое? Остаются только сапоги. Но босиком я не хочу ходить в этом грязном городе. Спасибо, уже попробовала. Только делать нечего. На улице беспризорных туфель не валялось.

         Я затаилась в переулке, не решаясь обречь себя на страдания. И вдруг на меня налетело, что–то большое. Я отлетела в сторону, как футбольный мячик, больно ударившись о стену. А это большое прогромыхало дальше. Всадник. Ой. Хорошо, что ещё и руки и ноги целы. Вроде бы. Но вставать и проверять мне не хотелось. Я так и осталась лежать. И тут слышу, это приближается опять. Цок–цок–цок. Да ещё быстро так. Ну я зажмурилась и приготовилась умирать во цвете лет. А что делать, вставать лень и не убегу я, от этого большого.

         А оно остановилось прямо на до мной и сказало пфхр–п–п. Ой. Ну точно, вернулось, чтобы добить. И тут чувствую, как меня бесцеремонно, этот кто–то схватил за шиворот, при этом прихватив волосы. От боли у меня даже дыхание перехватило. А меня встряхнули несколько раз, а потом уронили и толкнули. Но я–то была всё, ещё жива. Испуг почти прошел, а любопытство проснулось и начало меня мучить.

         Открываю, я значит, глаза. А там конь! И кажется мне, что это тот самый, вчерашний. Стоит и смотрит на меня. То одним глазом, то другим. заметив, что я его увидела, он ещё раз фыркнул мне прямо в лицо.

    пришлось вытираться. А в отместку я стукнула его в нос. Ему это не понравилось и он меня опять схватил. А зубки–то у него... Ой мама, роди меня обратно!

         Ай–я–яй. Что он это делает. куда же это он меня... Пришлось встать на ноги. И тут слышу, крики людей, и всё ближе ко мне. Причём, какие–то злобные и ещё железяками звенят. Ой думаю, ну я попала! Это же коня ловят. А я тут с ним. Ща нас попалят. А этот зверь только ушами шевельнул, да боком ко мне встал. Как я оказалась в седле, не знаю, но я там оказалась! Подол правда, чуть ли не на уши, пришлось задрать, ну да это такие пустячки, о которых не было времени думать. А конь как газанул. К своему счастью я успела схватится за его гриву. А потом и за уздечку, которая коню бегать мешала. Ну тут Черныш, выжал до упора... У–у–у. Это по круче русских горок будет. А тряска такая, что я чуть себе язык не откусила, пришлось прекратить ругаться матом.

    (прим. Маша матом ругаться не умеет, это научно доказанный факт.)

    Мы куда–то скакали и скакали. И всё улицы, да улицы. Неужели город такой большой? И только потому, что в просветах мелькала длинная стена, наверно городская, а ещё высоко торчал шпиль, а мы к нему то приближались, то удалялись, я поняла, что мы просто петляем по городу.

         И тут я заметила знакомый дворик. Тот самый, где я вчера вечером портила клумбу. Там был забор, но с высоты седла, я легко заглянула внутрь.

       — Налево! Назад! — Заорала я. А чтобы до животинки лучше дошло, ткнула пальцем.

         Мой Черныш был очень умный и догадался. Мы перепрыгнули заборчик... А я, когда руками размахивала, уздечку–то отпустила. Ну и естественно полетела кувырком на землю. Ой, ёй. Да что же это мне так не везёт!

         Лежу и смотрю на небо. А оно такое голубое–голубое. И облачка летят. А вставать совсем не хочется. И тут слышу скрип двери и чей–то мат. Ну ругань я всегда узнаю, хоть на русском, хоть на тарабарском. А из далека уже приближаются крики погони. И в добавок, мне прямо в лицо ударила струя воды. Этот гад... В смысле мой конь, набрал воду из фонтана, и харкнул в меня. Вот же нехороший человек!

         Пришлось мне встать. Ругалась тутошняя хозяйка. Я же была вся мокрая. А главное, надо было срочно спрятать черныша. Во дворе был сарайчик, туда я и потащила этого четвероногого. Нет, не думай, я не пыталась его поднимать, просто схватила уздечку и потянула. А в сарае был всякий хлам. Но место было тоже достаточно. Там я и спрятала своего коня.

    (прим. заметьте, как Маша сразу назвала коня своим. Право владения по праву владения. И в этом она вся.)

         Облава, проскакала мимо. А вот хозяйка до меня докопалась. Стоит и ругается. Руками машет. А я её, ну ни чуточки, не понимаю Стою как дура и улыбаюсь. Ну пустяки же. Чего разорятся–то? В итоге она махнула на меня рукой, плюнула в сердцах и ушла. Ух какой у неё оказывается темперамент. А я сначала подумала, что ледышка конкретная.

         Что делать с седлом и прочим, я не знала. По этому, сняла как смогла. Свалила всё в сторону. И думаю, что его помыть надо. Вон, как учучкатся успел. А как их мыть, этих лошадей? В кино видела, как их в реку заводят, и щетками такими длинными трут. Но у меня–то ни реки, ни щётки нету! В итоге я порылась в барахле, нашла рваную куртку. Дорвала её окончательно и начала туда сюда бегать. Сначала к фонтану, а потом к чернышу. Он не возражал, а был очень даже за. Особенно когда я с него седло сняла. Вот знал бы он русский язык, мы бы с ним поговорили, а так, нас разделял языковой барьер. Приходилось объяснятся жестами. О некоторых я даже догадывалась.

         Как я еду добывала моему коню, это просто ужас. Я и травки порвала ему. И кусок хлеба принесла. И яблочки и морковку. Всё сожрал! А когда он сожрал и мою жаренную курочку, я выпала в осадок. Это не лошадь, это трагладит какой–то! А потом этак косится и облизывается, мол, было вкусно, но мало, а я ещё хочу. Пришлось, побегать, пока мне это не надоело.

         А ещё я нашла в старых вещах ботинки. Представь себе этот ужас. Подошва деревянная, толщиной сантиметров пять! Ну я сапоги свои сняла, и надела эти ботинки. А что делать... Надо мне было, ещё на рынок завернуть, и платье вернуть.

         Вышла я опять на улицу. А где тот двор, из которого свистнула платье, ну не помню. Эх... Пропал мой топик и моя юбочка. Нет. Не очень жалко, легко пришло, легко ушло, но обидно!

         Плюнула я на поиски и почапала на рынок. Иду, а эти ботинки так и стучат, чап–чап–чап–чап. Ух, я теперь прямо как Чапаев, только усов не хватает!


  • реальные приключения Маши

  • МЯСО