• Просто прекрасные чужие стихи

  • Earth’s Geomagnetic Pole Reversal


  • Я думаю, вам знакомо это ощущение, когда впервые приезжаешь в новый город, пусть даже ненадолго, пусть на несколько минут (такое со мной тоже случалось), ты сразу же видишь или ощущаешь что-то САМОЕ-САМОЕ, с чем впоследствии этот город у тебя и ассоциируется. В Берлине, например, самая удобная инфраструктура столицы. В Лос-Анджелесе дух захватывает от самого большого волнения пред мечтой. В Люцерне самые нарядные игрушечные домики и самый удивительный  цвет  воды в ледниковом озере. В Стамбуле самый вкусный воздух, он каким-то образом сочетает в себе и пряную сухость и морскую свежесть, а ещё он полон мирного хаоса.  Милан самый родной, там люди не делают вид, что готовы расшибиться в доску ради твоих чаевых, а ещё там самые красивые продавцы мороженного (зеленоглазый смуглый шатен, клянусь, до этого я таких даже по телевизору не видела).  Самый  романтичный город на земле это Каир. А самое красивое небо я видела в Хургаде. В Зальцбурге самые изумрудные берега Дуная. В маленьком Понте-Престо самая вкусная паста. А в Лугано  самое аристократичное  винo, Москато де Асти  называется.

     

    Ну, собственно, мысль моя понятна. Для Вены, которую я снова видела во вторник, в моем восприятии тоже есть два самых-самых, она самая роскошная и самая классическая.

     

    Роскошная, потому что такого невероятного количества красивой архитектуры в стиле барроко,  роккоко или модерн на один квадратный километр я нигде не встречала. Я уж не буду тут сиропом мазать про все дворцы и постройки, доставшиеся венцам в наследие ещё от Габсбургов.  Но вот отпечатались сильно в памяти дома Отто Вагнера, которые в народе называют дом с золотыми медальонами и дом с красными цветами. Знаете, выглядят эти дома также бесподобно, как и называются. 

    А классическая  потому, что  Моцарт это уже что-то вроде Венского брэнда, lifestyle венцев так сказать. Поедете, сами увидите. В обычном по венским меркам ресторане будут круглые столы со скатерью до пола, огромные напольные вазы с цветами, тетки с зачесанными назад волосами, большими кулонами на тонкой цепочке и изысканной жестикуляцией и музыка музыка музыка Моцарта. Моцарта тут просто боготворят. Постеры Вольфганга будут вам встречатся на всех витых решетках и столбах.  Его именем названо все самое лучшее. Даже мне как-то обидно немного за Иоганна Штрауса, он знаете ли, самый что ни на есть сын Вены, а видела  один лишь памятник ему в центральном парке.  А Моцарт вот в Зальцбурге родился, но венцы, по-моему, ничего об этом даже знать не хотят, мне кажется, они для себя уже переписали историю. 


    Однажды, мне рассказывали, произошло следующее, по случаю какого-то очередного фестиваля им. Моцарта постером с его изображением додумался кто-то завесить мемориальную доску Бетховену на доме в предместье Вены, где Людвиг писал свою серьезную девятую симфонию! (Не подумайте, ради бога, что я строю из себя знатока, девятую симфонию я знаю исключительно по Оде Радости, которая используется в качестве прелюдии к песне Майкла Will You Be There).  Как видите, Моцарта в Вене любят маразматично. И как видите, концентрация композиторов-классиков на один квадратный километр Вены такая же, как и роскошной архитектуры. Для пущего эффекта расскажу вам ещё, что в глухой местности, км 15 от Вены, в отеле, где я всю командировочную неделю и грустила, оказывается время от времени на протяжении всей жизни инспирировался, т.е. так сказать вдохновлялся Франц Шуберт. Судя по картинам там ничего не изменилось с тех времен. Но меня удивило другое. Сколько помню ненавистные уроки игры на фортепиано, самые шустрые этюды писал как раз-таки Шуберт. Вот оно значит как, я, глядя на эти глухие места, как-то пусть умиротворенно, но все же тосковала. А Шуберт видать был другой породы,  холмы эти лесистые и куски старых крепостей, а может и этот ручей, который ночью под окном шумел, похоже, очень веселили его. 

    Я однажды, тоже надо заметить, не на шутку оживилась в этих местах, но вовсе не из-за природы, а из-за удивительной картины, которую я обнаружила, когда поднималась по лестнице отеля. Я сфотографировала сие произведение свободного от предрассудков австрийского изобразительного искусства на мобильный.  Когда увидимся, не забудьте напомнить, покажу J.

      Так или иначе, в честь Шуберта я  всю неделю столовалась в приотельном ресторане Шубертзааль (или просто потому что до другого ресторана надо было км 5 идти пешком). Только не смейтесь, но тот  другой ресторан находился при отеле с названием Бетховен... Наверное, надо было разок пройтись...

        

    Мое окно на втором этаже второе справа  

    Ну ладно, думаю, теперь вы мне поверите насчёт самого классического города. И вот надо себе представить, что среди этой сплошной классики нашлось место такому невероятно веселому  и умопомрачительному авангарду.

    Этот дом я давно хотела увидеть. Его мог придумать только ребенок, ну в крайнем случае очень талантливый художник, рисующий мультики. Но ведь, то, что изображают в мультиках и на детских рисунках не может существовать, потому что это фантазия, не обременённая необходимостью соответствовать законам строительства. Но, слава Богу,  в каждом городе не без сумасшедшего. Художник Хундертвассер, который ходил в таких костюмах, что поговаривают, Олег Попов просто отдыхает,  сделал из спичечных коробков макет дома из своей фантазии. (Хундертвассер вовсе не был архитектором, но это как раз тот случай, когда образование человеку не нужно, дабы не загнало оно этого  человека в рамки, и дана  была душе его возможность лететь высоко). Принес художник этот макет в муниципалитет на предмет поиска спонсоров. А правительство города было в таком восторге, что взяло да и профинансировало затею.

    И вот он дом, построеный блоками, но каждый блок словно нарисовал ребенок без линейки и раскрасил акварелью, блоки все кривенькие, акварелька  потекла.  Хундертвассер справедливо полагал, что нигде в природе вы не найдёте никакой однородности, геометрии и прямых линий, поэтому кривые плоскости, неровные линии, разные фактуры и материалы, веселые цвета это  самая что ни на есть жизнь.

    Стоя рядом с домом ощущаешь головокружение, один этаж криво нависает над другим, сбоку терраса, которая подпирается колоннами,  кажется, Хундертвассер сам лепил эти колонны, да явно в нетрезвом виде и выкладывал на них мозаику из того, что всю жизнь по Вене собирал, асфальт во дворе вздыбленный, из окон дома торчат деревья, а окна сами даже и не думают  выстраиваться в ряд.

    Самое удивительное здесь, что это совершенно  обычный жилой дом, в котором государство сдает квартиры таким же людям как мы с вами. В подъезде, говорят, творится такое же безобразие, как и снаружи, людей совсем штормит в таком неровном замкнутом пространстве. Что же в квартирах, мучает меня вопрос.

    Хундертавассер успел много после этого ещё  натворить. Он нарисовал (как-то язык не поворачивается сказать спроектировал) ещё несколько зданий, как-то мусороперерабатывающий завод в Вене (люди, когда видят в первый раз фото завода, говорят всякое, вплоть до того, что это телебашня), улыбающуюся церковь в Санта Барбаре. А чтобы каждый мог почувствовать то же, что испытывают жильцы любопытного дома, прямо напротив этого дома и выстроили торговый центр Хундертвассера.

    Я думаю, что комфортнее всего в этом торговом центре будет пьяному человеку, стенки на тебя надвигаются, пол то холм то яма, барная стойка уплывает. Я захотела в туалет, и это оказалось самым экстремальным. Закрывшись в кабинке, я только успела заметить, что задняя стенка словно завалилась. Ещё пара мгновений мне понадобилась, чтобы удивиться, отчего бордюр из нелепой мозаики осколков зеркала и керамики,  изображённый вроде бы на уровне моих плеч  вдруг упирается в плинтус. На секунду все поплыло перед глазами, мой вестибюлярный аппарат не справился-таки с нестандартной ситуацией, и я, не устояв,  рухнула на унитаз… 

     

     







  • Просто прекрасные чужие стихи

  • Earth’s Geomagnetic Pole Reversal