• Сказ про то, как я за три моря ходила

  • Qui je sui (из незаконченного)


  • Попросила тут меня моя тётя, собравшись в двухдневную командировку, переночевать с её кошкой Феней, ибо и диета у кошки, и во второй раз она в грязный лоток не ходит, и вообще...
    *Надо сказать, что кошке той под жоппу лет: когда мне было 14, она уже была... и была не котёнком. И ещё тогда поселилась во мне к той кошке антипатия.*
    Ну я и переночевала, а заодно решила написать про неё.

    Выбранную из простой крестьянско-котовой семьи Феню миновала незавидная участь остального помёта: вместо ведра с водой Феня попала на Таганку, в заботливые руки бабушки Нины, тётиной свекрови. И с тех пор она быстро забыла своё пролетарское происхождение, обзавелась ежедневными деликатесами в миске, именными диванными подушками и скверным характером столичного сноба: не ела колбасу, рвала из-за угла колготки, без причины всех кусала и ссала на ботинки в прихожей. В редкие моменты (когда никто не видел) мне удавалось отвешивать ей хорошего пинка, а в остальное время гостевания приходилось терпеть, поскольку бабушка Нина стояла на страже спокойствия "света в окошке", охраняя эту дрянь от всяческих стрессов.

    Шли кошкины годы, однообразные, как меню на зоне. Осень за окном 12-го этажа сменялась зимой, а потом весной, но даже тогда обычные кошачьи страсти Феню не волновали - об этом позаботились заранее. Жизнь проходила мимо. Большой Внешний Мир приоткрывался редко, когда кто-нибудь забывал закрыть дверь, вынося мусор, и простирался не дальше лифта.
    И только летом появлялось какое-никакое развлечение - бабушка брала кошку с собой на дачу. Но дом стоял в чистом поле, и из более-менее крупной живности, в округе водилась только нутрия в маленьком пруду возле времянки (кстати,отдельная история). Вольная крыса, пусть и водяная, столичной Фене в товарищи никак не годилась... как бы Феня на этом ни настаивала,просиживая часами у воды. А потом лето проходило, и Фенька возвращалась обратно на Таганку смотреть на мир "за стеклом" и слушать пересказы бабушкиных сериалов.
    А в декабре 2005-го бабушки Нины не стало...

    Ну... это было предисловие,
    А вот и сам рассказ.
    Встречать новый, 2006 год, мы всей семьёй собрались в Твери, у деда и мамы.
    *отдельно надо отметить, что дед живёт в своём доме, в частном секторе города*
    Феню, конечно, тётя взяла с собой. И для кошки на старости лет началась череда удивительных открытий:

    - мир громаден, и других кошек можно встретить прямо на улице, а не только у ветеринара, к которому возят на прививки.

    - за то, что нассышь хотя бы рядом с ботинками, могут выдрать так, что потом будешь ссаться непроизвольно только при их виде. Рука у моего брата на московских кошек тяжёлая.

    - за Еду, оказывается, надо бороться. Потому как Буся (наша радость, немецкая овчарка, прошу любить и не жаловаться, если чё...), сама отличающаяся аппетитом настоящей леди (аномальным для её породы), при наличии конкуренции поначалу стала жрать даже вчерашние блины (забывая, что ранее морщилась на оччень мясную Еду) и гонять кошку от миски. Так что Фене с её изысканными вкусами на четвёртый день пребывания в провансе ничего не оставалось, кроме как подобно лоху жадно жрать чё положили, пока Буся замешкалась.

    - если попробовать укусить маленького Яшу, то последующая участь будет решена: Феня станет линючей муфточкой, чтобы у Буси не мёрзли лапки...

    Но совсем скоро кошка пропала. Совсем пропала. Искали её везде и с собаками долго... Я, звоня из лета, справлялась "Как там? Без перемен?" (антипатия антипатией, а кошку как-никак люблю). Перемен не было ни через три дня, ни через неделю. На семейном совете решили, что так как Феня была бабушкиной кошкой, то ушла вслед за бабушкой по своей, ведомой только мудрым кошкам, тропе... И правда, где в каменном городе помирать? А здесь просторы... Эх, короче, погоревали, да и уехали москвичи без Фени.

    Старушка обнаружилась на второй неделе в палисаднике... нежно перемяукивающейся с соседским сиамским котом Феликсом.
    *Феликс в иерархии местных котов принадлежал к низшей касте: породистый интеллигент был для дворовых разбойников чем-то непонятным, вроде педераста или негра. Бандитские васьки, украшенные боевыми шрамами, через одного одноглазые или с остатками хвостов (недалеко находится рыбный цех, и все они от чего питаются, от того и страдают) не принимали Феликса за своего на кошачьих сходках. Тот тихо сидел в сторонке и, видимо, сочинял поэму*
    Чем могла две недели заниматься стерильная Феня с Феликсом-кастратом, история деликатно умалчивает. Может быть, жених читал ей отполированное одинокими годами сочинение. Однако на кыс-кыс и предложенную еду кошка отозвалась далеко не сразу. Сыта была любовью, по-видимому... =)

    Феня жила в Твери аж до нонешней осени и сильно изменилась характером, стала ласковой и непривередливой, а с Бусей они вообще спали в обнимку. Правда, последние месяцы она проходила в памперсах - годы берут своё...

    Вишь оно как бывает... А вы всё заладили: "Тридца-а-атник уже, и любви ждать неоткуда..."













  • Сказ про то, как я за три моря ходила

  • Qui je sui (из незаконченного)