• Повышение эффективности управления венчурными инвестициями

  • Вопрос о Сталине должен быть решён по справедливости!


  • Вся репрессивная цивилизация построена на власти законов параноидальной логики - если А, то остальное - не-А. Англия (Россия) - это не Франция и не Россия (Англия), у Англии (Росси) – «свой, национальный путь», и так далее.

    То же самое и в отношении творчества, мифе человеческой цивилизации. объявляется, что творчество индивидуально, каждый творец уникален, им можно восхищаться или ненавидеть. Его творению можно подражать или его творение можно уничтожать. Таким образом, логика обеспечивает удовлетворение потребности человека в репрессии. Значит, всегда есть объект для любви или ненависти.

    Совершенно неважно, чему люди поклоняются: стихам Есенина или идеям Ленина/Сталина. Любители Есенина столь же нетерпимы, как и поклонники диктатора. В любом случае, речь идет о потребности ассоциировать себя с выдуманным могущественным образом.

    Потребность в репрессии инверсивна. С тем же жаром можно унижать и проклинать Есенина или Сталина. Чем больше люди восхваляют/проклинают нечто, тем более они испытывают зависимость от предмета своих эмоций. Но и тем более они чувствуют свою силу. Смотрите, какой я сильный: мы со «Спартаком» победили ЦСКА, мы со Сталиным победили фашизм, мы с антикоммунистами победили коммунизм и так далее. Люди испытывают потребность играть и роль раба и роль господина. Необходимость объекта любви/ненависти я и называю потребностью человека в репрессии.

    Не случайно люди так охотно воспроизводят дискурс «теории заговора». Некие могущественные силы губят нашу прекрасную отчизну. Потребность испытывать чувство жертвы сказывается в том наслаждении, которое испытывают люди, размышляя на тему образа врага и своего униженного положения: культура погибла, «все расхищено, предано, продано», «страну разворовали» и так далее.

    И одновременно указание на причастность тайному знанию о «заговоре» становится позицией силы: мы обладаем знанием, следовательно, мы сильны. Ницше называл это ресентиментом: это, когда люди в ответ на (часто воображаемую) агрессию начинают отсрочивать свою месть, не способные дать отпор сразу. В ход идет способ угрожать не действием, а обещанием действия: «Сталина на вас нет», «Вот придет сильная рука и всех накажет», «Всё равно ваша Америка погибнет», «Бог вас осудит», «вот мой старший брат придет и даст тебе за меня сдачи».

    Законы логики позволяют строить воспроизводимые ценности - такие, которые можно копировать: слова «великого Сталина» или «великого Пушкина», национальная идеология, «особый британский или российский путь», «общечеловеческие ценности» или «наши, исконные посконные ценности», и так далее.

    Произведение Сорокина даёт новую логику: этот текст как каракули, их невозможно скопировать или воспроизвести. Поэтому на основе такой логики невозможно построить тоталитарную машину, миф или «осмысленную» идеологию. Такие каракули, принципиально невоспроизводимые и не тиражируемые, называются иногда «ризома». Ризома - это такая структура, которая никак не соотносится с Одним (Единым, Богом, Великой идеей), это такая структура, каждая точка которой связана с каждой другой точкой.

    Модерн породил параноидального модернистского героя, озабоченного Великой Идеей, которую или, во что бы не стало, надо растиражировать, или, наоборот, сохранять в великой тайне «от профанов», как непонятую, но от этого еще более Великую. Модерн породил Великий нарратив, в котором великий герой имеет великую цель или великолепно насмехается над Великой идеей. Модернистский герой - это Эдип, озабоченный проблемой негативного - кастрацией, Законом, Порядком, репрессией, творчеством.

    Литература Сорокина рисует шизофренический мир, в котором Великий Смысл умер: значит, Бог, Эксплуататор и Автор умер. «Сердца четырех» - это не сатира, и не притча, и не роман, и не творчество. Остались бессмыслицы, каляки-маляки, текст, которому, при всем желании, не придашь никакого тотального смысла. Из романа «Сердца четырех», например, не построить никакого кумира, которым будешь восхищаться и испытывать к нему ревность.

    В качестве иллюстрации - идол богини Дурги (Индия), один из бесчисленых дисциплинарных образов репрессивной цивилизации.


  • Повышение эффективности управления венчурными инвестициями

  • Вопрос о Сталине должен быть решён по справедливости!