• “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • “Тринадцатая Дара” Часть 16


  • Помнишь, мы с тобой всегда очень много разговаривали? У нас всегда находилась какая – нибудь тема, которая потом плавно перетекала во вторую, а та, в свою очередь, в третью. И этим беседам не было конца… Ты помнишь, как подолгу мы могли с тобой разговаривать? Помнишь, как мы сидели около печки, что – то пили и говорили, говорили, говорили? И тогда во всем мире не существовало больше никого и ничего, только этот маленький уголок тепла и доверия. Я могла тебе рассказать все, абсолютно все и надеяться, что ты выслушаешь, поймешь и поверишь. Тогда мне были важно твое мнение, только ты мог заставить меня остановиться и подумать, только твои слова отрезвляли меня.

    А потом наступила реальность. Я хорошо помню тот момент, когда все слова стали казаться неуместными и бессмысленными. Когда я долго думала, перед тем как спросить тебя о чем – то, когда тебе стало не интересно слушать меня, и я видела, как сильно тебе хотелось уйти. Тогда началась жизнь, тогда появился мир со всеми его проблемами и несовершенством, тогда оказалось, что мы сидим в как – то темной комнате, около какой – то батареи на выцветшем ковре, а за окном толи дождь, толи снег. И все это было так банально и просто, и все наши разговоры – пустота и несуразица.

    В тот миг разрушился мой мир, и я осталась стоять одна на улице, говоря какие – то безликие слова. Это было так странно и страшно. Я осталась одна. Без тебя. И больше никто не слушал меня, не давал мне советы, не останавливал в безумном беге. Я видела, как проходящие мима люди оборачивались и удивленно смотрели на меня. Некоторые злились, некоторые смеялись, а большинству было совершенно безразлично все происходящее. А я кричала, я рыдала и умоляла выслушать, просто выслушать… Но все это было впустую, потому что рядом не было тебя.

    А мне очень нужно с тобой говорить. Пускай теперь ты меня не слышишь, пускай теперь не даешь мне советы и не пытаешься вразумить. Но мне нужно тебе сказать все, что я чувствую, все, что накипело у меня на душе. Мне очень больно, одиноко и необычно не разговаривать с тобой…

    Но, знаешь, есть кое – что, что дает мне надежду: все – таки тогда мы сидели у печки, что – то пили и говорили, говорили, говорили, говорили…


  • “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • “Тринадцатая Дара” Часть 16