• “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • “Тринадцатая Дара” Часть 16


  • Давай я расскажу тебе о себе.

    Я сложная и не радостная, я не несу людям свет и тепло, я не могу согреть своей добротой…  Да, я сложная и не радостная.

    Я никогда не следую правилам, никогда. Просто от того что сама устанавливаю себе границы и требования и по сравнению с этим все остальное иногда кажется просто свободным поведением. Да, я сама ограничиваю себя.

    Я не позволяю совершать себе ошибок, просто потому что сложная и не радостная и сама устанавливаю себе границы дозволенного. Я не могу ошибиться, просто не могу, это выше моих сил – ошибаться. Однажды я разговаривала с психологом и единственное, что она смогла мне посоветовать – это не быть к себе такой строгой и позволить делать ошибки. Но это выше моих сил, я не могу позволить себе ошибаться.

    Я – эмоциональный инвалид. Я не могу сказать людям о том, как к ним отношусь и что чувствую, просто не могу, это было бы признанием своей слабости. Мои внутренние инстинкты заставляют освобождаться от гнева, но все остальное – табу. Единственное, что я действительно ясно ощущаю – это стыд. Мне стыдно, что я эмоциональный инвалид и что слишком много чувств пугают меня. Мама часто говорит про то, как ей плохо без меня и про то, как она меня любит, и мне стыдно что в этот момент я испытываю только тяжесть на душе от того, что не могу ответить тем же, я не могу сказать, как сильно по ней скучаю, не могу сказать своим друзьям как сильно мне не хватает тех дней, когда мы были вместе, я не могу признаться мужчине, который мне очень нравится и к которому меня тянет, что влюблена в него. И от всего от этого мне страшно стыдно. Да, я – эмоциональный инвалид.

    Я никогда никого ни о чем не прошу. Никогда и никого. Просто от того, что тогда мне пришлось бы признать, что мне трудно и пришлось бы показать то, что я чувствую. И не дай Вам Бог, чтобы я у Вас что – то попросила. Потому что Вы мне откажите. Я это переживу, знаю что переживу, может быть даже прощу, но никогда, слышишь, никогда больше не подпущу к себе близко и, скорее всего, просто вычеркну из своей жизни. Нет, не переверну страницу – это совершенно не правильная метафора, а просто возьму и сотру ластиком все воспоминания, все, что было вместе прожито, все, что только возможно будет стереть. И ты мне больше не интересен. Однажды один человек, которого я считала своим другом, на мою просьбу о помощи ответил: «Я знаю, ты сильная, ты справишься». И это была последняя минута, когда я уважала его. Да, я сильная, да, я справлюсь, но если я тебя прошу, то это значит, что я достигла предела, что мне нужна поддержка, что мне нужно пару часов твоего времени для того, чтобы снова поверить в себя и снова начать жить. Я не могу выразить большего доверия к человеку, чем попросить его помочь, чем показать свою слабость, чем дать понять, что он нужен мне. Но я же сильная. Поэтому я никогда никого ни о чем и не прошу.

    Но если ты позволишь мне любить себя… если не побоишься и откроешь мне свое сердце, если ты впустишь меня, то обретешь весь мир. Обретешь свободу и не будешь одинок, будешь спокоен и не спокоен одновременно, вокруг тебя будут, и тишина и суета, ты будешь вселенной… Ты получишь все… Но нужно ли тебе все или достаточно того, что есть?


  • “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • “Тринадцатая Дара” Часть 16