• МЯСО

  • душевное состояние…


  • В это трудно поверить, но мой мальчик, мой милый мальчик разменял 200 лет. Я бы отдал многое за то, чтобы можно было хоть на мгновение увидеть его, заключить его в объятья и расцеловать. Я всё время впадаю в задумчивость в эти дни, витаю где-то, словно моя душа ищет соединения с ним, воспарив в поисках его.
    Каждый раз, вспоминая день его появления на свет, я цепенею от ужаса. Тошнота подкатывает к горлу, как вспомню его синенькое тельце, испуганные глаза Мари. Я прижимал её к себе, шептал успокоительные слова, тогда как в душе моей разверзалась бездна ужаса. 15 лет! Я ждал этого как минимум 15 лет, на самом деле ещё раньше. Сын, какой же мужчина не мечтает о сыне. Конечно отцы больше любят девочек, но мальчика они ждут. И нам наконец посчастливилось. Как я ходил за Мари, как я берёг её покой. Мне казалось никогда прежде любовь не превращалась для меня в такое неистовое безумие, это было сопоставимо лишь с первыми годами моего брака с Жозефин. Второй раз в жизни я был на грани безумия, но о каким сладким было это безумие теперь. Думать, что в этих условиях политика, государственные дела, экономический кризис могли хоть что-то значить для меня просто глупо. Я был поглощен созиданием, переполнявшим меня, я будто сам носил этого ребенка, всё во мне было готово к его рождению как при синдроме кувада, я сам пережил всё, что пережила Мари. И мне страстно хотелось быть рядом и в момент его появления на свет. Врачи запрещали. Но в конце концов я был рядом с ней. И это была наша общая боль, когда он лежал синенький и недвижный, а над ним колдовал Дюбуа. И в какое-то мгновения я даже смотрел в её полное боли лицо и думал только о том, что она жива и это счастье. Но это было наше общее ликование, когда он вдруг закричал, задвигался, жизнь потекла по его жилам. О, это были моменты блаженства, которые возместили мне все муки и страдания моей предшествовавшей жизни. Пушечные залпы возвестили о его рождении ликующим толпам под окнами дворца. Выйдя к моим близким, в коридор, едва оторвав от сердца мои сокровища  - жену и сына - я не замечал, как слёзы текли по моим щекам. Не в силах совладать со своими чувствами, я только улыбался и кивал поздравлениям. Вот это был триумф, а не Аустерлиц. Вот это было настоящим чудом.
    Боже, один ТЫ знаешь, как я любил это маленькое существо. Порою, держа маленького Римского короля на руках, я не взялся бы сказать, где кончается он и начинаюсь я, мы были едины. Я едва сдерживал силу своих объятий, я неистово любил его. Так, что одна мысль о нём впоследствии вводила меня в транс. Личико его вставало передо мной всякий раз, когда я думал о нём.
    Еще не умея сказать, он так понимал меня. Когда он смотрел мне в глаза, время переставало течь...
    Я не могу выразить всех чувств, которые я питал к Франсуа, даже сейчас моё сердце сжимается с той же силой, как если бы я всё ещё томился на Святой Елене, а мальчик мой был бы жив и какая-то бесчеловечная машина просто-напросто не давала бы мне увидеться с ним.
    Только сон мог бы спасти меня теперь, но волнение моё столь безгранично, что чарам Морфея сегодня верно уже не успокоить меня...







  • МЯСО

  • душевное состояние…