• Как создать политическую партию

  • Ура! Рецензия! Литературная Россия -


  • Кинул песенку Кенгурушке. Ей, как всегда это раньше было, понравилось, и тут же спросила как наша семья поживает. Перед глазами пронёсся вихрь, целый калейдоскоп. Ох, "калейдоскоп", как этим словом заела в прошлом семестре Ядровская, что я даже побаиваюсь этого слова теперь. Коротко сформировал всё хорошее, что в моей семье и у меня случилось за всё это время перерыва в нашем с Кенгу общении. А не виделись мы давно. За это время они с Татой успели сойтись в качестве подружек-односитуационок, а как сейчас - не знаю. Но вот обе замужем. И от второстепенных лиц я узнал, что Тата с мужем теперь лишь соседи по территории собрания, а это снова значит, что и их мы не будем особо теперь видеть. Разве что в конце этой недели. Вот так стою в половине десятого после занятий английским с рыжим Димкой, жду троллейбус, а сбоку стоят Аркан с Зиной. Знаю ли я точно? Да я вообще не в курсе, кто где живёт даже, не то что там!
    За день до того как пошёл снег, на большом перерыве я попёрся в макдак, забыв, что я экономлю. Вспомнил на полпути и решил себе купить просто рожок. Конечно же, я его ел на улице.
    В тот день, когда пошёл снег, я по привычке надел летние ботинки. Правая пятка чуть ли не проделала дыру и дотёрла подошву до тонкого слоя резины. Устрашающие снежные колючки превратились в непрекращающийся дождь, и нам с Димой приходилось порой преодолевать улицы словно аркадные уровни, лавируя под потоками с крыш. Так, вооружившись одним моим зонтом, позитивным настроем и терпением, сопя носами, мы проделали путь от Лиговки до Волковки и назад. "Отличные здесь дома... только разве что больше здесь кроме жилых домов и кладбища здесь ничего раньше не было". Возле кладбища начали вспоминать всякие вещи: я про разновидности могильных плит и про создание надписей, Дима вспомнил про гадское обслуживание на Волковке. Дело в том, что как-то он был там на похоронах, во время которых одной девушке стало внезапно очень плохо. Спросили у работников нашатырного спирта, а они согласились его отдавать только за отдельную плату. Отвратительно, правда.
    Узнал от Димы, как он сдавал дендрологию. Промахнулся. Солнышко в свою очередь говорит, что очень-очень скоро сдаст этот предмет, который у неё ведёт, судя по описаниям, совершенно дебильный профессор, живущий в усадьбе возле самой лесопильной академии. Он может уйти с занятий, сославшись на то, что ему надо бы наколоть дров для дома. Ну или заставит кого-то из студентов это сделать. Так, чтобы ему сдать эту дендрологию, Солнышко перебирает гербарии на его отдельно устроенных платных (!) курсах по сдаче его экзамена (!) заново. Это какой-то синтетический маразм, честное слово.
    Промокли мы тогда до ниточки, пошли греться в его довоенный дом. После сидения на кухне пошло обсуждение разномастных фильмов и книг.
    Конечно же, я начал с Кэтрин Патерсон. Ну а что - вспомнили Экзепюри, пишущего пичканно глубинным смыслом - мне тоже надо было весомое вспомнить и старое, попсоватое.
    Через день часа эдак в два с чем-то после полуночи приходит смс-ка от Димы: "Фильм замечателен. Плакал. Придётся добираться до книги".
    И совсем уже недавно ещё одна: "Великолепная Гилли Хопкинс действительно великолепна!"
    А мне уже не так это интересно...


  • Как создать политическую партию

  • Ура! Рецензия! Литературная Россия -