• Кондей на даче.

  • Время


  • Сложилось такое впечатление, что практически все мои записи - какие-то осенне-печально-ностальгические. Краткие, рубящие фразы, сразу достигающие цели, как, например, у Маяковского, - моя мечта.
    Ну что поделать, такой стиль - приходится плести клубки и ставить туманные многоточия. Потом, может быть, распутаю мысли и впишу недостающие слова...

    Этот текст навеян моей вчерашней поездкой на дачу.
    Дом старый, хоть и обложен кирпичом при Горбачеве, в Псковской губернии, за несколько десятков километров от эстонской границы (все телефоны либо подло ищут сеть, либо хитроумно включают роуминг).
    Разрушенный угол древней стены в саду, скатанная из брёвен баня на краю дремучего болотистого берега ручья, за огородом (в котором из съедобного растет только щавель), старые яблони, с узловатыми стволами, и всё, как рамой, переплетено хмелем и диким виноградом. Там под полом ещё живут черти, в древнем бездонном болотном колодце, за рябиной, - кикиморы, а под крышей - чёрные, как ночь, галки.
    На веранде ночью при свечах раскладывались карты-гадания,а днём разноцветные крыжечки от лекарств служили фишками и деньгами, там разыгрывались хитроумнейшие шахматные партии, а лошади в них скакали иногда по собственным правилам.
    И я помню, где было это моё кладбище. Дети жестоки.
    А ещё там растёт выращенное и посаженное мной дерево. На одну треть условие существования выполнено. Условие вовсю шелестит и отплёвывается желудями. Дуб. Потенциально, проживёт намного дольше любого дома и дольше возможного сына.

    А в лесах растут грибы. Как предлог поездки. Они толпятся, выскакивают из высокой травы маслянистыми коричневыми или рыжими шляпками, иногда (не)радуя мясным наполнителем в виде червей и прочих конкурентов. И никогда не кончаются, несмотря на многочисленных поклонников с корзинами.
    Леса прорезаны окопами, канавами и колодцами, холмами и укрытиями, заросшими мягким ярко-зеленым мхом. Ставшая безобидной, за истечением времени, оставившая только подобные незаметные лесные следы, а также описанная в печатных буквах учебников, воспоминаний и романов - стирающаяся Линия Пантеры.

    Ради шумящего леса, глубокого сна, абсолютных тишины и темноты по ночам, бескрайних голубых далей с островами Чудского озера - триста километров в одну сторону и шесть с половиной часов сидения в машине, с учётом ада пробок, начинающихся за 138 км до СПб, ради полузабытых воспоминаний и новых невыполнимых мечтаний - эта поездка.

    К чему это словоблудие?
    А просто так. Ни к чему. И оно мне не нравится.

    Но то, что я действительно сейчас думаю - только моё.










  • Кондей на даче.

  • Время