• Латынина в суде

  • Иван Сирко — великий воин-характерник


  • Раз уж лорвался до жж, не могу не поделиться подзабытым триумфом демократии. Итак, кто такой Горбачёв - мудак или молодец. Эфир на радио Финам ФМ, у микрофона Юрий Пронько и Гених Боровик.

    http://www.finam.fm/archive-view/3815/

    Рассказывает Генрих Боровик:

    Я вам могу рассказать довольно показательную историю. Я в 1985 году отдыхал в Доме ветеранов кино, и там мы сидели как-то, мы знали, что уже Горбачев стал Генеральным секретарем. И вдруг мы узнаем, что он летит в Петербург, Ленинград тогда он назывался. Сидит человек 15 этих старых-старых ветеранов, они режиссеры, они создатели великолепных фильмов, они прошли огонь, воду и медные трубы, эти все разговоры "пропустят мой фильм", "не пропустят мой фильм", "вырезать это или не вырезать". В общем, все прелести и трудности создания фильмов при нашей цензуре, они все это прошли, они все знали. Только что умер, четыре года назад умер и после этого пришел Черненко, который умер через полтора года или даже меньше – я уже сейчас не помню. Потом Андропов тоже умер через... Это была тяжкая, конечно, атмосфера в стране, и пришел молодой человек, которого еще не очень хорошо знали. И мы сидели в этой комнате – я не относился к этой плеяде ветеранов, я по блату, потому что у них просто было свободное место, и я там сидел и писал какую-то пьесу, по-моему, – мы увидели на экране Горбачева в Ленинграде, он стоял на улице, окруженный народом, без охраны и разговаривал весело, смеялся с людьми, и люди смеялись, и подходили к нему, и обнимали его, и жали руки ему. В общем, это был абсолютно человеческий, абсолютно новый для нас, никогда не виденный разговор общения Генерального секретаря Центрального Комитета нашей партии КПСС в Ленинграде с простыми людьми на улице, не согнанных специально для этой встречи. И вот эти 14 или 15, я вам говорю, ветеранов, некоторые из них были герои Соцтруда, они встали, не сговариваясь, и начали, глядя на телевизор, подходя к нему все ближе и ближе, начали аплодировать этому. Это было такое удовольствие видеть нормального человека, нормально общающегося с народом. Я тоже встал и тоже аплодировал.

    ---

    Весьма, надо сказать, показательный эпизод перестройки. "Ветераны кино", отдыхают в закрытом клубе (туда кроме как по блату попасть невозможно), обсуждают злую советскую цензуру. И тут, абсолютно случайно старички увидели по центральному телефидению СССР Горби, обнимающемуся с простым народом, встали и зааплодировали. Генрих боровик до сих пор вспоминает, я думаю даже и слезу пускает как вспомнит.

    С течением времени всё больше убеждаюсь что внутренние психологические процессы демократической прослойки нашего общества очень близки к паталогиям, не к психологии, а к психиатрии. Эрик Берн при анализе сказок предлагал применять "метод марсианина". Вот, прилетел марсианин на землю и незамыленым взглядом смотрит на действительность. Дадим же и ему послушать этот эфир.

    Чуваки имеют доступ к благам, весьма значимым по тем временам. И тем не менее, почему-то приветствуют изменение действительности. Демократичности им не хватает! Вот всё есть, а демократии, свободы слова нет. Вы себе можете представить Никиту Михалкова, Евгения Петросяна, да ещё кого-нибудь вознесенного современными медиа на вершину почитания, и при этом недовольными? Я нет. Тот же Берн писал, что к концу жизни родители меняются местами с детьми. Становятся инфантильными, капризными и наивными. Боровик не один раз за эфир говорил про страсти цензуры (желающие могуть прочитать про просматривание страниц журнала "Огонёк" на просвет. Хотя, это не цензура, а самоцензура. Вот как люди у кормушки боялись её потерять, вот!). И тут же воспринимает сюжет с Горбачёвым на улицах Ленинграда как "не постановочный", не подвергавшийся цензуре. Ну вообще даже подозрения не возникло!

    Не зря Ильич говорил что интеллигенция - это говно нации. Впрочем, позднесоветская интеллигенция уже всё поняла.



  • Латынина в суде

  • Иван Сирко — великий воин-характерник