• День 35-й. Перекрёсток, дом Нью-Ингленд.

  • День 41-й. Вечер. Розовые очки.


  • Добраться до нового жилища мадам оказалось делом недолгим, ночью дороги были пусты, и хотя весь путь был достаточно длинен, опытный шофёр длинной повозки находил для своего габаритного железного коня какие-то хитрые пути. Ещё не было и полуночи, когда вещи оказались выгружены, а Жаклин и Розмари стояли в просторном холле. Эхо гуляло тут, как хотело, и хорошо, что хоть не сопровождалось сквозняками. Привратник и по совместительству сторож, оставленный компанией-продавцом, был извещён заранее, а потому дом не казался таким холодным и опустевшим. Кое-где чехлы с мебели были сняты, и Жак рассеянным взором отмечала львиные лапы ножек столов и кресел, хорошую выделку древесины, изменившуюся прозрачность лака, свидетельствующую о солидном возрасте и добротной ценности вещей. Правда, это всё почти не оставалось в её голове, ей страшно хотелось в купальню, в горячую воду, а ещё больше - в постель. Соблазн лечь спать без купания был велик... однако многолетняя привычка чистоплотности взяла верх. Разобравшись кое-как с вещами, (шофёр был так любезен, что взял на себя труд разнести всё по местам), мадам в сопровождении Розмари поднялась наверх. Купален в доме оказалось несколько, и хотя Жаклин осматривала помещение перед покупкой, детали в её голове почти не отложились - на тот момент основным было всё-таки стремление поскорее рассчитаться и уехать, а также отделаться от назойливого капитана. Привратник разъяснял что-то Розмари, показывая краны, ручки и круглые циферблаты с непонятными символами... Жак пропустила всё мимо ушей. Горячая вода, много, много горячей воды! Вот что сейчас требовалось измученной герцогине. Заполучив в своё распоряжение купальню, Жаклин вытолкала Роз и разделась самостоятельно. Субретка, конечно, будет торчать под дверью.. но это уже мелочи. Если быть честной, мадам не хотелось вызывать новый всплеск оханья и настойчивых рекомендаций - руке лучше не становилось. Даже напротив, показавшаяся не столь важным ранением царапина и не думала заживать, распространяя по краям болезненный холод и онемение. Боль, пульсировавшая вначале, сменялась каким-то омертвением, а от самой раны по коже расплывались синеватые пятна. Поморщившись, мадам сосредоточилась на многочисленных рукоятках. К счастью, здешняя купальня была сделана неким подобием тех, к которым она привыкла: большая ванна на высоких ножках, золочёные ручки, удобный поручень, чтобы не упасть, поскользнувшись... пусть даже это всё находилось за каким-то полупрозрачным полукруглым занавесом. Или - ширмой? Откатив в сторону дверцу, Жак рискнула покрутить один из рычагов. В ванну с шумом полилась вода, после недолгих мучений герцогине удалось сделать струю достаточно горячей. Устроившись на дне купальни и чувствуя, как тело заливает приятное тепло, мадам прикрыла глаза. Нет, конечно, она не уснёт здесь, просто немного отдохнёт, и всё. Не открывая глаз, она попробовала дотянуться до той рукоятки, которая, по её мнению, запускала в купальню душистую пену. Однако Жак промахнулась, и вместо ожидаемой пены в купальне зазвучала музыка.
    Love me tender,
    love me sweet,
    never let me go...

    Жак не понимала слов, но мужчина пел так проникновенно, что у неё на глазах навернулись слёзы. что-то она слишком много плачет в последнее время... так не годится.
    You have made
    my life complete,
    and I love you so...

    Она и сама не заметила, как бархатистый голос убаюкал её, уведя от мыслей о недавних событиях, куда-то туда, где спокойно и хорошо...
    Розмари стучалась в дверь раза три или четыре, боясь побеспокоить госпожу, и в то же время за неё беспокоясь. Наконец, не выдержав, она нажала на ручку. К счастью, после первого испуга обнаружилось, что мадам просто-напросто спит, а вода течёт на пол и убегает в какое-то загадочное отверстие. Боясь, чтобы не протекло на нижний этаж, Роз выключила воду и принялась будить свою хозяйку. Боже, как она плохо выглядит!..
    Субретке удалось всё же настоять хотя бы на перевязке, и вскоре согревшаяся, умытая и замотанная в бинты и полотенца Жаклин уже лежала в кровати. Шоколад раздобыть не удалось, но Розмари сделала чаю, и герцогиня пила теперь глоток за глотком. Полночь была хмурой, и перед тем как заснуть, мадам подумала о том, добралась ли сова в такой дождь и ветер...












  • День 35-й. Перекрёсток, дом Нью-Ингленд.

  • День 41-й. Вечер. Розовые очки.