• Кончик языка

  • ВЕСЕННЯЯ ПЕСНЯ. Туве Янссон


  • Приземление было жестким и несколько болезненным, баран, по всей видимости, не привык летать на такие большие расстояния, да ещё с пассажиром на спине. В момент посадки Пенат старался уклониться от веток яблонь, усыпанных золотистыми плодами, но одна ветка всё же больно задела его по щеке. Коснувшись земли, они как мячи покатились по саду. Кульбиты Пенаты прекратились, когда он плюхнулся в ручей, протекавший между деревьями, а преградой для барана стал ствол яблони. Взаимодействие лба овена с яблоней было коротким, но с большими последствиями для последней: на землю посыпались яблоки, одно из них упало прямо на барана и, отскочив как от туго натянутого барабана, покатилось в ручей, как раз туда, где Пенат наслаждался прелестями талассотерапии. Баран вскочил на все четыре, задумчиво замотал головой и, приняв катящееся в ручей яблоко за нить Ариадны, не раздумывая, последовал за ним и, перепрыгнув через Пената на другой берег, радостно заблеял и помчался туда, где на зелёной травке мирно паслось стадо тонкорунных белоснежных овец.
    Вода в ручье была такой прозрачной и мягкой, что прерывать водные процедуры совсем не хотелось. Пенат перевернулся на левый бок, положил голову на гладкий валун и стал пить живительный напиток. Утолив жажду, он поднял голову и огляделся. Вниз по течению ручья, примерно в полустадии от места приземления, удобно устроившись под яблоней, Эгла и Гестия, две из трёх сестер Гесперид, внимали звукам флейты сидящего рядом с ними фавна. Третья сестра, Аретуса, видимо, пресытившись музыкой, предавалась неподалеку наслаждениям телесным, наполняя неподвижный воздух вздохами и стонами, которые, совокупляясь с мелодией флейты, составляли дивную вечернюю музыку. Эгла и Гестия приветливо помахали Пенату открытыми до плеч белоснежными руками и вновь сосредоточились на мастерстве музыканта.
    Пенат встал на ноги и, не желая нарушать вечернюю идиллию в золотистых тонах, побрёл по прозрачной воде вверх по течению ручья. Флейта и стоны звучали всё глуше, уступая место журчанию ручья и пению птиц. Цветы петреи вьющейся, усеявшие левый берег, своими пятиконечными головками словно показывали ему дорогу. Там где сад заканчивался он увидел сидящую на траве женщину. Хотя одежды она и не носила, что несколько отвлекало внимание Пената, черты её лица напомнили ему маленькую хозяйку небольшого дома на правой стороне Decumanus Maximus. Женщина поднялась с травы, зашла в воду и, повернувшись лицом к Пенату, стала ждать его приближения. Когда между ними осталось не более пяти шагов, Пенат остановился, поднял голову и посмотрел вверх. Женщина улыбнулась ему и, выставив вперёд левую ногу, ещё тем самым сократила разделявшее их расстояние. Вскарабкавшись на выступавший из воды гладкий камень и балансируя как эквилибрист, не смея обхватить ногу женщины, Пенат благоговейно прикоснулся губами к пятиконечной родинке на её колене.




  • Кончик языка

  • ВЕСЕННЯЯ ПЕСНЯ. Туве Янссон