• МЯСО

  • Сайт для актера


  • -Перестань, она отличная девчонка, ну поживет она у тебя неделю, ну две, ну и что? Я тебя как брата прошу, она же шальная, она без присмотра- ну сущий ребенок, напьется или сманит ее кто - нибудь, ну?
    -Ладно... зовут то ее хоть как?
    -Эва.
    -Эва... а попроще чего не было?
    -Да пошел ты…
    * * *
    Начну с того, что завтра ко мне переедет девушка моего младшего брата, он едет в командировку на неделю-две и боится оставить свою Эву без присмотра.
    Сколько ей? Восемнадцать, кажется? Она еще совсем ребенок, а я должен играть роль заботливого папочки. В моем возрасте уже пора своих детей воспитывать, а не девушек брата.
    Но уже сегодня в районе половины одиннадцатого вечера раздался звонок в дверь. Я был в тапочках и халате, голова еще мокрая после душа.
    За дверью стояла...девушка.
    -Привет - сказала она
    -Привет, ты Эва?
    -Ага, братюня не сказал, что я приеду сегодня?
    -Нет, не сказал.
    -Я приеду сегодня - оповестила меня Эва ухмыльнувшись.
    -Ты проходи, у меня голова замерзла - изобразил я радушного хозяина.
     
    Эвой являлась девочка-подросток, одна из тех, что живут в клубах, курят в подъездах, ну и зажигают с парнишками типа моего брата. На ней была короткая черная юбка с молнией по - центру, красная майка и короткая нейлоновая куртка. Глаза были подведены черным, а губы раскрашены красной помадой, разумеется.
    В мою квартиру она приволокла огромный красный чемодан.
    -Это на неделю?! - удивился я
    -Угу
    -Ты сама доволокла его от Клауса?!
    -Нет, он закинул меня к тебе по пути в аэропорт -Эва была увлечена разборкой своих вещей в комнате, отведенной ей.
    -Сделать тебе кофе, чай? У меня молоко есть - я вживался в роль.
    -Папань, а есть че покрепче? - спросила меня эта "зайка", чем поставила мою едва соображающую голову в тупик. Я не знал, можно ли ей пить. Ей 18. Всего то. Я попытался вспомнить себя: когда я впервые выпил? Кажется в 16. Ладно, в конце концов, ей есть эти чертовы 18 лет, и меня не будут терзать муки совести за спаивание молодежи.
    Я налил ей и себе вина и принес в гостиную.
    Она уже ждала меня там, сидя по-турецки на полу. Теперь на ней были джинсы.
    Эва взяла из моих рук свой бокал. Первые десять минут мы провели в молчании, которое первой нарушила она:
    -Спасибо
    -За что? - не понял я
    -За то, что поддался уговорам Клауса и пустил меня к себе. Я боялась, что он запихнет меня к предкам - она скорчила такую физиономию, как будто ее тошнит. Я посмеялся. Она напоминала мне того себя, которого я хотел забыть.
    -Давай пойдем спать - предложил я и стремительно ушел к себе в спальню.
    Через пять минут в мою дверь тихонечко поскреблись.
    -Да? - спросил я через дверь
    -Эктор, я забыла щетку для зубов?
    -Возьми щетку Клауса. Она зеленая.
    -Ок.
    Наверное, я показался ей не сильно гостеприимным. Но я хотел спать, а с девчонкой пусть Клаус разбирается.
    Утром я проснулся довольно рано и выглянул в коридор, где увидел, что куртка Эвы висит на крючке.
    Я тихонько постучался к ней. Из-за двери раздалось тихонькое мычание и неразборчивые слова, пойманные подушкой.
    Войдя, я увидел Эву, которая, не раскладывая дивана, не раздеваясь, спала. В наушниках, сбитых с головы, грохотала музыка. Я аккуратно потряс ее за худощавое плечо.
    -Эва, а институт?
    -Я не пойду сегодня никуда, я устала-промычала она мне, отворачиваясь.
    -Эва- я повторил попытку разбудить ее. Она не увенчалась успехом. Эва вяло швырнула в мою сторону диванную подушку.
    Тут полуродительская совесть замучила меня и я вспомнил, что она может загулять, а мой долг на эти две недели- помочь ей избежать этого. Поэтому мне не оставалось ничего, кроме того, чтобы поднять ее на руки и отнести на кухонную табуретку.
    Она заверещала:
    -Отпусти меня! Поставь на пол! Псих дурацкий, поставь сейчас же!
    Я опустил ее на табуретку и спросил, что она предпочитает на завтрак.
    Она, злясь спросонья, буркнула что-то, про то, что я пьяный и про омлет.
    Я сделал ей омлет.
    В ванной она потратила минут двадцать на покраску глаз и губ, из-за чего опоздала на первую пару. Я довез ее до института и постоял там еще минут десять, а потом ударил по газу и с визгом уехал.
    На работе мне нужно было лишь забрать новую партию документов и всякой важной бумаги - я работал на дому.
    Когда я приехал домой, я обнаружил там Эву, которая пила вино, ела какие-то полуфабрикаты и пялилась в экран телевизора.
    -Я не понял, а занятия закончились?
    -Да - ответила она мне, глядя честными глазами.
    Тут моя родительская совесть отказала и подняла белый флаг.
    Действительно, черт с ней.
    Я налил вина себе.
    -Папань, я вечером иду в клуб, ты дверь не закрывай, ок?
    -Во-сколько ты придешь?
    -Не нуди, я не знаю.
    -Позже двенадцати?
    -Да                                                   
    -Тогда не ок.
    -Ну, папааань, мне 18, помнишь?
    -В двенадцать я могу подъехать в любой клуб города. Все остальное с Клаусом, ок?
    -Ок - она не была довольна моим занудством. Почему-то.
     
    В двенадцать я выехал за ней в какой-то подвальный клуб на окраине города. К часу был там. Телефон ее был, конечно, недоступен. На меня сразу налетела тьма раскрашенных кисок, которые предлагали свои услуги быстро и недорого, но я привел их в ступор ответом "вы не в моем вкусе".
    Наконец я отловил Эву. Она была пьяная, буйная и внешним видом не отличалась от кисок при входе.
    Я почти за волосы вытащил ее из этого клуба, запихал в машину на заднее сидение и пристегнул, чтобы ограничить ее активность.
    В дороге она заснула, и я отнес в квартиру ее на руках. Второй раз за день-это уж слишком.
    Мне пришлось расстелить ей постель, и кое-как стащить с ног сапоги. ;Я лег, пообещав себе устроить ей завтра разнос.
     
    Она проснулась ближе к полудню, вышла из комнаты в белом халате, держась за голову.
    -Привет - сказала она. Я молчал
    -Эктор?
    -Чего?
    -Клаусу не говори, он меня прикончит - меня трясло от ярости
    -Это свежий слой косметики твоей? - вместо ответа сказал я
    -Да.
    У нее были глаза в черных тенях и вечно красная помада.
    -Можно я позавтракаю? - спросила она робко
    -Пожалуйста - я вжился в образ непутевого родителя.
    -Очень вкусные... эээ гренки?
    -Да - буркнул я.
    -У меня нет занятий сегодня, может сходим куда - нибудь? - она явно пыталась замять события вчерашнего вечера.
    -Куда, в тот клуб? - съязвил я.
    -Нет, в кино, например.
     
    Мы пошли в кино. Смотрели какую-то жуткую, но смешную комедию, я впервые смеялся в кино. Но это было не из-за фильма, а из-за Эвы. У нее безумно заразительный смех.
    Потом мы сидели в ресторане, она не знала, что выбрать, поэтому я заказывал за нее.
    Вечером я отвез ее в клуб. Но это не тот клуб, в которые ходит она. Здесь играли джаз, пили Мартини и не ругались матом.
    Она довольно быстро вжилась в роль девушки, принадлежащей мужчине, несмотря на джинсы и макияж. Мы танцевали, я держал ее за талию, а она прижималась головой к моим плечам.
    Мне кажется, я ей нравлюсь. По-крайней мере, не раздражаю как раньше.
    Мы приехали домой заполночь.
    Я стоял в ванной и чистил зубы, тут вошла она в белом халате и привычном макияже и встала за моей спиной. Я сделал вид, что не замечаю ее и дочистил зубы. Выпрямился. Тут она прижалась лицом к моей спине, и кажется, я догадывался, на что она рассчитывает. Я пытался придумать план побега.
    Мне пришла в голову мысль, способная послужить хоть какой-то лазейкой из этой ситуации. Она мне тоже нравилась, но брата то я любил.
    Я быстро провернул ее из-за спины вперед себя. Мы оба стояли напротив зеркала.
    -С Клаусом я чувствую себя одиноко, а с тобой ничего так, нормально.. - сказала она.
    -Тебе всего восемнадцать, а мне тридцать семь, я староват для тебя буду, зайка -уговаривал я ее. И самого себя заодно.
    Тут я придумал еще одну форточку. Я дернул ручку крана вверх, и полилась вода.
    Я несколько раз провел мокрой рукой по глазам, размазал по лицу помаду и вытер белым полотенцем, висевшим под рукой. Я очень надеялся, что она рассердится, правда.
    Но она не рассердилась.
    -Так я нравлюсь тебе больше? - спросила она
    -Эва..
    -Мне не десять лет. Я взрослый человек, я имею право любить Клауса, имею право не любить Клауса, имею право целовать брата Клауса, потому что он мне нравится, имею право.. - шептала Эва
    Чертова Эва. Чертова, чертова Эва.
    Она прильнула к моим губам, и, черт возьми, моя рука легла на ее волосы.
    Тогда случилось то, чего случится не должно было. Это все джаз и вино. Черт. Черт. Я больше не буду слушать джаз.
    Самое противное было то, что я не чувствовал никаких угрызений совести за то, что Эва лежала рядом со мной, под моей рукой, как под вторым одеялом. Мне казалось теперь неестественным существование без нее. С ней я дышал впервые.
    У нас было 10 дней счастья. Я так считал. Эва же строила планы на будущее, шептала по ночам про то, что мы уедем, что с Клаусом она расстанется.
    Она в это верила, а я нет.
    За время, проведенное со мной,  она превратилась в настоящую женщину. Укладывала волосы, красилась красиво, а не как попало, носила платья. Она не ходила в клубы, к друзьям, она любила меня, и я начинал в это верить. Эва оказывается очень красивая. И умная. И готовила классно. Я полюбил ее, но жил тоской о том, что через два дня приедет Клаус.
     
    И вот настал тот день.
    Клаус позвонил в дверь, Эва пошла открывать, а у меня внутри все оборвалось.
    Вошел Клаус.
    -Детка, что с тобой сделал этот пингвин? - Клаус оценил внешний вид Эвы.
    -Ну и прикидон. Мне нравится - Клаус вынес свой вердикт.
    -Собрала вещи, киска?- Клаус сегодня был самым разговорчивым.
    -Клаус, я...я больше не люблю тебя - полушепотом сказала Эва. Я проклинал себя за то, что не начал сам, а поставил под удар Эву.
    -Чегоо!? – увы, я знал своего брата, я ожидал такой реакции - Что ты сейчас сказала?!
    -Я сказала, что больше не люблю тебя, совсем, уходи, слышишь? - окрепшим голосом сказала она.
    - А кого ты теперь любишь? его? Его да?! - тут вырвалось несколько непечатных слов.
    -Спасибо тебе братец! - проорал Клаус, поклонившись мне в пол, больно ударившись рукой о полку для обуви (тут еще пара слов, которых стоит опустить).
    Он грозно посмотрел на Эву, потом на меня и ушел. Я чувствовал себя дерьмом. Эва чувствовала себя примерно так же.
    Мы уснули, не сказав ни слова друг - другу.
    Постепенно, ситуация стабилизировалась, началась жизнь, мы  работали и учились, вечерами ходили в театры, кино, танцевали в джаз-клубах, я любил ее, она любила меня и Клаус нас обоих ненавидел. Почти идиллия.
    В какой-то момент я видел, как она плакала ночью, куря в окошко, но решил, что у каждого бывают такие периоды. Мне тоже иногда хочется плакать. Тем более, я видел ее неподдельное счастье, когда она была со мной.
     
    Однажды я не нашел ее дома после занятий. Подождал минут сорок. Позвонил. Трубка недоступна. Я решил заглянуть в ее комнату.
    Внутри все оборвалось. Хуже чем тогда с Клаусом. В комнате от нее остался только запах духов. И все.
    Я сел на ковер, притянул колени к себе, обхватил голову, в висках стучало "идиот, идиот", меня покачивало, я пошел на кухню, выпил залпом рюмку, не почувствовал вкуса, выпил вторую, опять вкуса не было, плюнул на это дело, стал пить из бутылки. Стало горько и черт знает, как больно.
    Я надеялся она у Клауса.
    -Клаус?
    -Тебе маму?
    -Нет, тебя. Эва ушла.
    -Я знаю.
    -Она у тебя?
    -Нет, она сейчас где-то на полпути к Венеции.
    -Чтоо?
    -Она улетела, идиот. С Марком.
    -Кто такой Марк? - голосом трупа говорил я. Хотя ответ был не важен.
    -Один из богатых дружков нашей птички. Ты что думал, она выйдет замуж за тебя, да? Детей тебе нарожает, ага. Ей 18, она хочет свободы, а ты ей к чертям не нужен. Хотя ты конечно молодец, больше никому не удалось ее укротить, а ты ничего, человека из нее сделал. Забудь ты ее, у тебя вон Лара есть, хорошая тетка, чего ты! А Эва не для тебя баба, понимаешь? Тебе нужна домашняя, а это оторва. Не на ту напал. Мотай удочки, чувак, живи счастливо. Не чахни, ок? Я знал, что так будет -гудки в трубке.
    Да я тоже знал, что так будет. Но уговаривал себя. Поверил даже.
    Черт. Никогда больше не буду слушать джаз.
    Я допил бутылку коньяка и лег спать, а Эва сейчас пила вино в Венеции.
    В конце концов, она ребенок. И ей еще можно. Но я не ожидал такого удара от ребенка. Сильная, да. Что за черт.
    Мне  было слишком много лет, чтобы впасть в депрессию, поэтому я взял на себя новую роль: роль мужчины без женщины. В конце концов, жизнь текла рядом, и я устал плыть против течения. Все образуется, и дай Бог Эве счастья..























































































































































  • МЯСО

  • Сайт для актера