• Сергей Козлов. Ежик в тумане

  • Декілька нових доробків вашого покірного слуги


  • Дочитал Иуда Искариот.. Л. Андреева. Понравилось, но кое что не сходиться. для начала, что было раньше, Карамазовы или Искариот. Истории 2 тыс. лет, и все говорит о не виновности Иуды, он разоблачающая рука судьбы, и это все делает Карамазовых бессмысленным, пустым романом, зачем одному из братьев, осознавая, что жертва Иисуса была напрасной, убивать себя вновь ради бестолковой истины Иуды – предателя.. истины извечного предательства, обнаруживающего абсурдность существования и мира.

    Вновь возлагать на себя роль Иисуса, там так и сказано фактически, и роль Иуды в одном лице – бессмысленно! Это уже было, это абсурд! Но если так, и это абсурдное произведение, повторение жертвы, то, и еще одно Но – зачем Иуда убил себя, если он и есть первоисточник абсурда (сказано с натяжкой, но в этих условиях это так) разве хранитель абсурдной истины, Иуда, не должен жить, повторяясь! Существовать, повторяясь изо дня в день?

    Выходит Иуда глупец! Но тогда и его смерть абсурдна.. и все на своих местах.. кроме его смерти.. Тогда смерть Иуды можно рассматривать в религиозном контексте, и только. О вечной душе, и никчемности плоти! И зря пытаться притянуть Андреева к экзистенциалистам, религиозным если только.

    Согласен, у Л. Андреев оставил свой след, а я стараюсь навешать свои ярлыки, чтобы стало яснее. Но меня по настоящему смутило одно: зачем Иуда убил себя? И Иисус, как нечто общее и не разрывное с Иудой.. Иисус от чувства вины пренебрег самосохранением, как единственно оставшейся в живых после приказа Ирода убить всех младенцев. А Иуда? Любовь? Она? Тогда все снова стало простым и неинтересным..

    Сказать: это любовь – это так же сказать: это судьба. Последнее призывает априори плыть по течению, предначертанных событий. Она убивает всякую претензию на мысль, делает ее никчемной. Первое же, просит наслаждаться, в купе со всем остальным сказанным выше.

    Вот где казалось истинная роль абсурдности, в предательстве Иуды, но он перечеркивает всё, свои душевные метания, себя самого, тем, что называет природу своей абсурдности, то, что он такой жертвой пытался открыть людям, через предательство – трусость и противоречия всего мира – абсурдность. Жестокость народа, отрекшегося от невинно-распятого, трусость в неистинной любви учеников не спасшего Иисуса. И не зря он обрывается слезами, как проигравший, а не как мститель-победитель, каким хотел быть. Он перечеркивает все мои надежды на него, называя это любовью. Сам, олицетворив, сыграв, предательство мира, он называет это любовью – смертью за Иисуса, вместе с ним?

    Так что? Извечное предательство и есть сама желанная легкость существования? Та легкость, с которой этот мир перемалывает нас? Извечное предательство и есть любовь? Иуда, зачем ты убиваешь себя?

    Не согласен я с Андреевым, Иуда – это исключительно религиозное понятие, рассуждать о нем иначе не верно.. вот)


  • Сергей Козлов. Ежик в тумане

  • Декілька нових доробків вашого покірного слуги