• МЯСО

  • Юра Шувчук, музыкант


  • Эту историю мне рассказал один малый, клоун из бродячего цирка, с которым я шатался по пригородам Лондона, изображая из себя воздушного гимнаста:

    Надо сказать, что родился я при не совсем обычных обстоятельтвах. Мамаша моя в то время слонялась без гроша в кармане, что, учитывая ее позднюю беременность было сравнимо с катастрофой. Как правило она занималась тем, что выпрашивала еду по разным ресторанам и кафе, пользуясь своим интересным положением как железобетонным аргументом. Это имело определенный успех, она, а следственно и я, редко бывали голодны. Однако, некоторая сумма наличности все-таки нужна человеку для приличного существования, мамаша это прекрасно сознавала и в этом вопросе снова решила воспользоваться мной. Она дала свое согласие на аудиторные роды в местном медицинском училище. Это такое мероприятие, на котором в
    центре аудитории происходят самые настоящие роды, а вокруг сидят студенты и наблюдают за процессом в образовательных  целях, а иногда(когда случай совсем безнадежный и медицина бессильна) и принимают участие.

    Но мне повезло, роды принимал старый опытный доктор, все прошло очень хорошо, меня вытащили, хлопнули по заднице, и я заорал. Студенты зааплодировали. Это я и считаю своим первым выступлением. И, возможно, оно же было и самым успешным.

    Нужно ли говорить, что после я уже навсегда остался порабощен успехом у публики и всю свою жизнь решил посвятить сцене... Я выступал каждый день, каждый час, я орал в трамваях, в парках, в библиотеках, на посольских приемах и на благотворительных акциях. Но почему-то в окружающих я вызывал только раздражение.

    Года в три когда я выучился сносно говорить, дело пошло успешнее, люди умилялись и угощали меня яблоками или конфетами, но как я понял потом - только с целью чем-то занять мой рот. В пять лет (примерно в этом возрасте матушка перестала его опекать и, благославив напоследок, отдала богу душу) я украл в магазине музыкальных инструментов концертино, такую маленькую гармошку и стал уже профессиональным музыкантом. Рассудив, что музыка, как и всякая другая профессия, должна давать какой-нибудь доход, чтобы называться профессией, я решил устроиться в местную оперу, но меня не взяли(позднее он пытался устроиться в разные театры 114 раз, но все время получал отказы).

    Тогда я взял свое концертино и стал петь куплеты на площадях и в бульварных кафе, кинув перед собой шляпу(ее пришлось одолжить у одного зазевавшегося господина). Одно я могу сказать точно - у местной публики не было совершенно никакого музыкального вкуса: подзатыльники я получал гораздо чаще чем деньги. Но иногда мне все же бросали пару монет и настоятельно просили удалиться...

    Через пару лет я попал в церковный хор. Я просто как-то зашел погреться в собор святого Патрика со своей гармошкой. Настоятель заметил это и подошел ко мне.
    - Как вы думаете, молодой человек, о чем я только что молил господа? - спросил он и дыхнул на меня невообразимой густоты винными парами.
    - Вы, - говорю, - наверное, воздавали хвалу винным торговцам и просили господа послать им благославение.
    - Вы ошибаетесь, юный друг, - он пропустил мое замечание мимо ушей - Я молил господа, чтобы он послал мне солиста для вечернего выступления нашего хора, потому что наш славный Джеймс Смит простудился и не может петь. А у вас, сударь, я вижу музыкальный инструмент. Скажите же мне, вы имеете какое-то отношение к музыке? Может быть вы умеете петь?
    - Ну что ж, Бог определенно сегодня на вашей стороне. Я самый что ни на есть заправский музыкант и певец. В Ливерпуле меня называли Ливерпульской четверкой, потому что я один мог создать шума за четверых. А в этом городе я прославился своими выступлениями в ресторане Фортнума и Мэйсона, а также во всех мыслимых пабах и прочих заведениях.
    -А может быть вы согласились бы солировать сегодня вечером? В нашу церковь приедет сам епископ Ван Пуфф. Мы могли бы вам заплатить...
    - Ну что ж... - я сделал вид, что задумался - на сегодняшний вечер у меня не запланировано ничего важного, так что я в вашем распоряжении.

    Выступление оказалось не совсем успешным. Быть может, в этом виновата акустика храма, а может странное строение уха католических епископов, но Ван Пуфф счел меня одержимым и той же ночью, получив по телефону разрешение Ватикана(беспрецедентный случай!), провел экзорцизм. Он и еще два священника обливали меня святой водой, размахивали распятиями, читали что-то на латыни и восклицали "ИЗЫДИ, САТАНА!". На рассвете они устали и мне удалось улизнуть. С тех пор я недолюбливаю католическую церковь.

    Потом я еще долго скитался, чуспел посидеть в тюрьме. Впрочем, уже через неделю меня освободили по просьбе персонала. Они утверждали, что мое пение стало причиной страшных мигреней у охраны, а также спровоцировало остановку сердца у тюремного повара, которому я сочинил и спел хвалебную песню в благодарность за его стряпню. Так я и бродил, нигде надолго не задерживаясь, пока в один прекрасный день не встретил эту труппу.

    Старик Джексон, даром что немного глуховат(я знал этого старика, и со слухом у него проблем не было никаких, он у него просто отсутствовал), сразу распознал, что перед ним стоит настоящий музыкант и взял меня в качестве клоуна-куплетиста. Таким образом я оказался здесь. И вот что я скажу, это не очевидно, но очень важно. В пении помимо голоса и слуха также очень важна ловкость. Да-да, именно ловкость, потому что только ловкий человек сможет увернуться от всех летящих в него снарядов допеть -таки свою песню. Конечно, если это помидоры или банановая кожура, можно и не уворачиваться, ничего страшного. Но если зрители принесли с собой картофель - потребуется вся возможная изворотливость и реакция. Картошка от природы обладает отличными аэродинамическими свойствами, поэтому летит далеко и точно, а из-за того, что она гораздо тверже остальных овощей, она причиняет довольно сильные повреждения. Нет, ничего не может быть хуже для музыканта, чем попадание порядочной картофелины...

    В тот вечер у зрителей, кажется, была именно картошка. Музыканта увезли в больницу с сотрясением мозга. А толпа на улице раскачивала того героя, который так точно метнул свой снаряд. Позже до меня дошли слухи, что горожане даже собирали подписи за то, чтобы наградить этого типа медалью "почетный гренадер". А певца я больше не видел, на следующий день должно было состояться мое. И, едва взглянув вниз с вышки, с которой мне предстояло прыгать и
    цепляться за трапецию, я смылся из этого цирка к чертям собачим.
     











  • МЯСО

  • Юра Шувчук, музыкант