• Если Бог самый сильный.. . может ли он создать камень который бы никто и он тожа не мог поднять?

  • Как Вы поступаете: покупаете платье под туфли, туфли под платье, или туфли под сумочку, или сумочку под туфли? в пси


  • Может ли Б-г создать камень, который Ему не под силу поднять? Этот вопрос задавался множество раз. Более того, он является своего рода парадоксом, с которым мы сталкиваемся, изучая концепцию всемогущего Б-га. Авторство вопроса приписывают арабскому философу Ибн Рушду (Аверроэсу). Первым, кто ответил на этот вопрос, стал Маймонид, прибегнувший к методу негативной теологии. Впоследствии этот метод, заимствованный Фомой Аквинским, стал составной частью теологии Католической церкви.

    Негативную теологию проще всего понять тому, кто знаком с логическим учением Аристотеля. Попробую вкратце описать ее суть. По мнению Аристотеля, все понятия и явления двойственны. Подобный образ мышления был характерен для эпохи до Рене Декарта и раннего рационализма, когда началось обсуждение материального, как поддающегося измерению качества. До этого существовало два понятия: 1) сама вещь и 2) ее качества (свойства).

    Например: вода течет, ветер дует, камни тяжелые и пр. Но течение — это не вода, дуновение — не ветер, а тяжесть — не камни. Следовательно, есть вода и есть качество, благодаря которому она течет. Но сама вода — не ее текучесть. Точно так же ветер — не его способность дуть, а камни — не их тяжесть. Этот подход применим и к остальным явлениям: качества вещи не являются ею самой, а вот сама вещь наделена качествами.

    Маймонид понимал, что этот подход неприменим к Б-гу, потому что Он является совершенным единством. А у совершенного единства не может быть двойственности. Можно сказать, что Б-г добр, или Он мудр, или силен — но это не будет до конца правдой, поскольку эти определения предполагают в Б-ге двойственность и множественность.

    Читать дальше

    Несмотря ни на что, все эти качества — доброта, мудрость, сила и пр. — идут от Б-га, поскольку Он — Создатель всего. Царь Давид по этому поводу задает риторический вопрос: «Тот, кто наделил слухом, не слышит?» Следовательно, если способность слышать дана созданным Им творениям, Он также наверняка наделен этим качеством. Этот подход применим к качествам доброты и мудрости — если они есть у нас, значит Б-г — первый, кто обладает ими. Поэтому Маймонид заключает, что у Б-га нет никаких свойств. Когда мы пытаемся применить к Нему такие качества, как сила, мудрость и пр., мы имеем в виду, что Он не испытывает нехватки этих свойств, поскольку все они берут свое начало в Нем, как и все остальное. Но Его невозможно описать с их помощью.

    На самом деле Маймонид пошел дальше и предположил, что, по большому счету, нельзя подразумевать, что Б-г существует. Мы не можем сказать, что он существует, пока будет, не дай Б-г, верно предположение, что к Нему применимы две вещи: что Он — Б-г, и что Он существует. Напротив, Всевышнему невозможно приписать какое-либо качество, даже если речь идет о Его существовании.

    Несмотря на то, что сам Маймонид отмечает, что на самом деле человеческий разум не способен постичь эту сущность, рабби Шнеур Залман из Ляд (Алтер Ребе) предлагает две целесообразные метафоры: первая происходит от соотношения Солнца и света, а вторая — от соотношения речи с человеческой душой.

    Предположим, из окна вы видите луч света, идущий от Солнца. Вы задаете лучу вопрос: «Откуда ты пришел?» Он конечно отвечает вам, что идет от Солнца. Вы задаете следующий вопрос: «А я могу увидеть, как ты выглядишь, когда ты находишься внутри своего источника — Солнца?» Луч берет вас с собой (не забудьте свои солнцезащитные очки), и, оказавшись рядом с Солнцем, вы понимаете, что луч исчез! Но почему? Он же берет свое начало тут, у Солнца! Тем не менее, все, что вы видите — это единый источник света. Сущность луча полностью поглощена этим единством.

    Практически тот же процесс происходит и с речью. Откуда появляются произносимые вами слова? Они возникают из пережитого вами чувства или через призму вашего сознания. Но в самом чувстве или призме слов нет. Тем не менее, зарождаются они именно там.

    Точно так же (хотя и на гораздо более высоком уровне) в совершенном единстве Б-га нет ни мудрости, ни понимания, ни знания, ни доброты, ни силы. Там нет ничего, кроме совершенного единства. Тем не менее именно из этого единства рождается все.

    Постарайтесь понять эту формулу. Хотя бы попытайтесь. Как сказал Маймонид, а позднее рабби Шнеур Залман объяснил его слова, человеческий разум способен постичь только те вещи, которые заключены в нем самом. Мы представляем собой соединение различных качеств, поэтому нам не дано понять совершенное единство, точно так же как мы не способны понять нечто, у которого есть только одна сторона, и нет второй, которая одновременно является сильной и несильной, и из нее берет начало вся сила.

    Мы возвращаемся к нашему вопросу, который, как мы понимаем теперь, неприменим к Б-гу: если мы говорим о человеке, ангеле или о любом другом творении, мы можем спросить: «Насколько это творение сильно? Может ли оно поднять такой камень?» — и измерить эту силу, исходя из полученной информации.

    Но когда речь заходит о Б-ге, эта информация не имеет никакой ценности. Если нечто имеет достаточную силу или вес, все это идет от Б-га. Но эти качества ни в коей мере не свидетельствуют о том, кто Он или что Он, поскольку Он не измеряем никакими существующими качествами.

    На заметку: некоторые мыслители считают, что этот парадокс доказывает, что существование всемогущего творения невозможно. Тем не менее, математики XX века признали, что в любой системе необходим некий парадокс. Когда ваши мысли текут «против течения» парадокса, это не означает, что вы движетесь не в том направлении. Это просто говорит о существовании другого пути, находящегося за пределами ваших мыслей. Что касается главного вопроса, его парадокс — способ указать тот факт, что концепция Б-га находится за пределами нашей системы логики.

    Я дал такой длинный ответ для пытливых умов. Но иногда наш главный вопрос исходит не от философа, а от умника, желающего продемонстрировать собственный интеллект и широту взглядов. Но и ему нужно дать ответ. В этом случае лучше всего сказать так: конечно Всевышний может создать настолько тяжелый камень, который и Сам не сможет поднять. Он может все. Даже поднять тот камень, который в то же время не способен поднять. Этот ответ поставит всех в тупик. И это действительно так. Потому что такой ответ свидетельствует, что Всевышний недоступен для понимания человека. Он — не вещь, Он — источник всех вещей. И любая система оценки к Нему просто неприменима.

    Все, что мы учим и все, о чем мы размышляем, имеет практическое применение. В данном случае мы каждый день молимся Б-гу об исцелении больных, о помощи неимущим, о даровании здравого смысла политикам и о других нуждах людей. Мы славим Б-га за Его доброту и милосердие и за то, что Он охраняет все Свои творения. Следовательно, если Он так добр и всемогущ, почему наш мир погружен в хаос, об упорядочении которого мы регулярно просим Б-га? Ответ на этот вопрос заключается в том, что Б-г сотворил в нашем мире камень настолько тяжелый, что Он и сам не может поднять его. Этот камень — наша свобода выбора, пользуясь которой мы сделали мир таким. И в своих молитвах мы, тем не менее, просим Творца поднять этот камень. Он должен поднять всех нас, и обязательно поднимет — если мы поможем Ему.

    © jewish.ru


  • Если Бог самый сильный.. . может ли он создать камень который бы никто и он тожа не мог поднять?

  • Как Вы поступаете: покупаете платье под туфли, туфли под платье, или туфли под сумочку, или сумочку под туфли? в пси