• Безымянный 36280

  • Коаны дзен (3)


  • Возьмите в руки, родная моя, глобус голубой
    И путешествуйте карандашом, огибая рябой прибой;
    И путешествуйте карандашом в северные моря,
    Где траурным кораблем враспах летит тоска моя...
    Где носом к носу, как два петуха, гребни пургою промыв,
    Чукотка с Аляской рвутся в бой, но их разделяет пролив;
    Где много дней солнца нет, и часто луны нет;
    И тюленьи отдушины вихрь вмиг зализывает, как след;
    И только изредка, в те часы, когда отойдет пурга, в полгоризонта Великий Олень зажигает свои рога.

    Здесь много дней солнца нет. Здесь край ледяной синевы.
    Здесь живут голубые песцы, обаятельные как вы....
    Здесь под перьями зари, чернеющей на лету,
    Гренландский медведь с жировым горбом
                                                                  идет в Россию по льду.
    Здесь моржи, заплывая весной, подымают свадебный вой
    И, как боксеры, дерутся в кругу бивнями и головой.
    Здесь ребра кита и его позвонки находят посмертный приют
    И недопески у китобоев градусники крадут.Вот тут то в дымных дырищах, похожих на шарабан,
    Покрытых кожами моржей, гулкими как барабан,
    В округлых ярангах, лишенных окон и дверь которым чужда,
    Обитает народ - наивный как миф, и опытный как нужда.
    Немало буйных кораблей к себе привлек этот край,
    Чтобы, как нежную виолончель, послушать песцовый лай;
    Чтобы скорей вернуться домой к матери-  видит Бог!
    Чтоб умереть, поймав ненароком удар клыка в бок;
    Чтобы за пенье мокрых вант и трудный скрип рей
    Перечеканить в серебро серебряный мех зверей;
    Чтобы за пару дешевых серег и всякий шурум-бурум
    Больших Медведиц звездами набить корабельный трюм.

    А чукча глядел, и на лбу его собиралась угрюмая морщь,
    И был ему ближе белых людей любой одичалый морж,
    И ждал он ветра, который бы мог разбить этот белый плен,
    И ждал он северных ветров - но вот примчался норд:
    Норвежский бриг скупает собак, льдинами затерт.
    И ждал восточных он ветров - но вот примчался ост:
    Американский пароход зубочистки ему привез.
    И южных выждал он ветров - но вот примчался зюйд:
    Японские шхуны вкрадчиво с опиумом ползут.
    И ждал он западных ветров - но вот примчался вест:
    И русский клипер вышел из дрейфа с пушками наперевес.
    Так ждал он зря. Но снова ждал! Душа вся извелась...
    Но только не знал, что ветер такой зовется - Советская власть.

    Открыла для себя поэта, писателя, драматурга Илью Сельвинского, мои френдам с родины думаю отзовется его творчество.
    Стихи - вступление к пьесе Сельвинского "Умка -Белый медведь" , написана им в стихах, вышла в свет в 1934 году. Пьеса - эпическая драма, отражающая реальные события и особенности эпохи освоения Крайнего Севера в 30-е годы, 20-го столетия, о которых писатель знал не понаслышке. Большевик, секретарь райкома партии Кавалеридзе, возглавляет работу по социалистическому строительству на Крайнем Севере. Пьеса была запрещена к постановке в Московском театре в 1937 году.. Была поставлена на сцене Магаданского театра в 70-е годы. Книги Сельвинского не издаются очень много лет. Вот эту я купила на Озоне как букинистическую литературу. На очереди "Улялаевщина" и "Пушторг":) 

    .










































  • Безымянный 36280

  • Коаны дзен (3)