• “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • о жизни и смерти….


  • О поездке в Берлин 

    Мы с Ольгой ездили в Берлин в гости к Артёму на четыре дня. Артём встретил нас с цветами и шампанским, представляете? J  

     

    Ольге достался букет жёлтых,  а мне букет красных роз. Мы пошли ждать поезда, веселились, смеялись, а поезда все нет и нет, ничего себе, думаем, поезда в Германии опаздывают, только через два часа заподозрили неладное… и точно, Артём неправильно посмотрел путь. Ну ладно мы два часа просмеялись, так мы ещё и пожилую итальянскую пару и двоих итальянских парней сбили с толку. Я говорю, собираем быстрее манатки и бежим на другой путь, пока итальянцы нас не побили..

     

    Артёмка, милый мой Артёмка, ты все так же рассеян. Пришлось все брать в свои руки J Мы сходили в египетский музей, где главная жемчужина всей коллекции, конечно же,  Нефертити. Что меня поразило, так это это то, как она была одинока. Ни зрителей, ни соседних экспонатов. После того, как в Каирском музее я чуть не свернула шею в людском потоке, ухватывая изо всех сил тот момент, что я вижу  Тутанхамона, пытаясь зафиксировать это в мозгу, уловить это ощущение и запомнить его на всю жизнь, одиночество Нефертити в безлюдном зале показалось мне чем-то немыслимым, я бы даже сказала, нахальным. Я понимала, что сегодня рабочий день и утро… но стоять в тишине напротив неё и пялиться сколько влезет, это уже было даже как-то чересчур. Я так ошалело и стояла и смотрели мы друг на друга через стекло и сквозь вечность... А потом я как маньяк её фотографировала. 

     

    Другой музей, о котором я к своему стыду, раньше-то и не слышала (ну пусть хоть маленьким оправданием будет то, что он не так давно в таком виде существует), но который поразил нас своим размахом так, что у Ольги от удивления в первом же зале прошла головная боль  – это Пергамон, музей Древней Азии и исламского искусства.

    Ну вот представьте, заходите Вы себе в музей, проходите в первый зал, а там  вдруг кусок какой-то городской площади, да-да, именно так: колоннада, барельефы, ступеньки, на ступеньках туристы развалились,  как вроде бы  на какой-нибудь пьяцца Испания в Риме. А это, оказывается, немцы вывезли городской алтарь из города Пергамон. Или вот заходите во второй зал, а там городские ворота древнего Вавилона ( непосредственно за которыми, как мне хочется думать, и находились те самые сады из Семи Чудес Света, хотя сады не могут находиться прямо за воротами, которые при наступлении обстреливают, урезонивал меня Артём, но потом все-таки выяснилось, что это были так называемые вторые внутренние ворота, так что, Артём Николаевич, ещё неизвестно, кто из нас прав!!!) Ворота замечательные, синие, с барельефами животных… Уже во втором зале я не могла не заметить, что немцы- народец-то амбициозный, не то, чтобы там вазочки вывозить, сразу ворота! Артём поправил меня, я бы, говорит, сказал, скорее вороватый народец! Или выражаясь эвфимистично, хозяйственный народец!  То, что немцы народ действительно хозяйственный, можно было ещё как убедиться далее: фрагменты, извиняюсь, городских стен, комнаты из дворцов, алтари. Уж какие-то там статуи кажутся просто несерьезным баловством после этого.

     

    В общем хоть мы и успели всего-то музеев посмотреть полтора из пяти (Пергамон только правое крыло, в левое не пустили, было ровно шесть, музей закрывался, и немцы доканали нас своей пунктуальностью, когда они в одну минуту седьмого людей едва ли не из туалетов  стали вытаскивать, клянусь!), я бы Вам настойчиво рекомендовала выбрать себе также что-нибудь для просмотра в комплексе Museuminsel в центре Берлина.

     
                   
     

    Отдельное спасибо дворцу Sans Souci за замечательные декорации к нашей фотосессииJ пусть немецкая погода располагала к излишнему философствованию и самокопанию, зато сколько снимков, где ты один и вокруг столько прекрасного (без всех этих остальных туристов). Особое впечатление - церковь во флорентийским стиле на территории дворца (бедный Артём, кажется, он сделал около 10 снимков меня во внутреннем дворике, пока я не удовлетворилась). С Ольгой ему было проще, эта модель посовершеннее, постройнее, а потому менее капризная J

     

    А ещё было много-много моментов, за которые ты собственно и любишь путешествовать, которые бередят твою кровь и, которые лично для меня и становятся истиной, сущностью путешествия. Это когда у тебя есть возможность раствориться в жизни других людей и оттого их лучше понять, и унести с собой те эмоции и ассоциации.  

                                

     

    Вот скажите, что может быть прекрасней, когда Вы случайно обнаруживаете, что в Санкт Мариен кирхе сейчас репитиция концерта, и Вас упаси Боже никто не гонит, пожалуйте к нам на огонек, слушайте на здоровье!

     

    Или вот зашли вы перекусить и вдруг заходят 14 французов, рассаживаются вокруг вас и начинают галдеть. Нет, Вы вообще понимаете, что это за ощущение, когда вокруг вас галдят 14 прекрасных и наглых французов?... Я, конечно, как лох опять изучала свою тарелку, но Ольга-то была более бдительна  и заметила в их французской непонятной речи (черт бы её побрал), всего пару интернациональных слов, которые, понятное дело, имели отношение к нам, также скорее всего, как и последующий ржач J J J

         

     

    Наверное, вдруг почувствовать себя в своей тарелке в чужой стране для меня очень важно. В Америке это было, когда я заснула в номере у своей новой американской подруги или когда шла по Санта Марии, и мне казалось, что хожу я тут вот так уже по крайней мере несколько лет, и каждый день приветствую Майкла, а глаза щурятся от солнца, и запах наполняет тебя, и ярко бардовые, пурпурные и белые цветы на кустах и тёмно- синие холмы на горизонте становятся родными и остаются в памяти на всю жизнь. В Италии это было, когда мы завалились в дождь в какую-то совершенно местную кофейню пожрать,  а все смотрели чемпионат мира по футболу и орали. А по-английски никто не понимал, это никому не надо было. Да нам и так было хорошо. А в Египте это было, когда мы с Ясером заходились в смеховой истерике на его балконе, потому что он пытался натянуть мне на голову такую штуку, которую носил Ясер Арафат, я, естественно, сопротивлялась, внизу шумели пальмы, а потом на балконе напротив мы заметили наглухо закутанную соседку моего друга и с гиком ретировались...  

     

    ... Вот и Берлин подарил мне много таких  ощущений. И спасибо ему за это! И Артёму с Ольгой огромное спасибо! Все-таки веселая компания с розами на вокзале – это воспоминания надолго. И даже, если погодка дрянь, шампанское все исправит! J

      

                          

     

     




  • “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • о жизни и смерти….