• “Последний” (Автор неизвестен)

  • С этой задачей я справился на отлично


  •       В городе летом не так здорово, но всё равно дом, всё равно весело. Папа раздобыл набор магнитных букв на железном листе. Позже я узнала, что это были буквы для съемки титров в кинофильмах. С этими буквами играл Рашид под присмотром мамы.  
    - Рашид, вот это а-аааа, это у-ууууу.
          Рашид понимал всё с первого раза и честно повторял буковки и слоги. Меня к буковкам он не пускал, а родители не переживали. Наступило бы и мое время учить алфавит, как раз через годик.
          Но меня это не устраивало. Сидеть и смотреть, как его хвалят за то, что он знает что-то, чего я не знаю – это было выше моих сил. Когда братик отвлекался на другие интересные дела, я хватала магнитики и силилась вспомнить что и как называется. Помощи ждать было неоткуда – брат не стал бы мне помогать, ведь знание букв давало невероятное превосходство.
          Буквы манили нас обоих. Красные пластсмассовые на черном железном листе они жили своей жизнью. Первыми совершенно справедливо появлялись слова «мама» и «папа», потом свое имя, потом разные глупые слова про раму и мыло. С буквами можно было делать что угодно, а они, награждая за терпение, послушно могли создать на листе такие крупные штуки, которые с первого взгляда на этот лист никак не влезли бы. Например – дом. Большой, со ставнями и этажами. Вот он прямо перед глазами. Или дым. Дым даже не каждый день можно увидеть, а тут три буковки – и он перед тобой.
          Потихоньку разобравшись со всем алфавитом, я не спешила раскрываться родителям. Сомневалась, что это будет одобрено. Слава провидению, у Рашида было достаточно книг, которые можно было использовать для совершенствования навыка.
          Однажды, поздней осенью, мы ехали в автобусе из садика, и я, недавно обретшая почти магические способности, уставилась в газету рядом сидящего дядьки. Мама начала переживать и старалась отвлечь меня вскими разговорами и потешками. Ей казалось, что я пялюсь прямо на дяденьку, а ему это может быть неприятно.
    - Да куда же ты смотришь? Смотри вот в окно, там интересно.
    - Подожди, я читаю – я была полна важности. (Хотя скорее это звучало как «падязди я ситаю», и об этом очень забавно теперь думать.)
    - Как так читаешь?! – мама, кажется перепугалась так, как если бы я сказала, что засунула витаминку в нос.
    - Как так читает?! – нервно спросил папа маму вечером.
          Весь вечер они ставили эксперименты, подсовывая мне книги и газеты. Родители были ошеломлены, и только ближе к ночи они решили, что можно наоборот расслабиться и пора начать радоваться.
          С этого дня для меня началась новая эпоха. Мне было три с половиной года, Рашиду четыре с большим хвостиком.
    В свои четыре я пыталась читать книги В. Крапивина, которые до меня читал Рашид, а до него Зухра. Крапивина мы читали долго – книг-то много у него. Должна признать, это был любимейший мой автор на долгие годы. В пять-шесть запоем пошла детская фантастика, в основном Кир Булычев. Когда я стала постарше, я читала его книги для взрослых, и он продолжил радовать меня. Рашид потихоньку уже брал книги посерьезнее, а все еще читала детскую литературу.
          В этой главе нужно сказать особое спасибо Зухре за вклад в наше литературное развитие. Она была нашим проводником в мире книг. Благодаря ей среди собраний любимой папиной классики, появлялись тома фантастики, фэнтэзи и великолепных детских сказок.
          Зухре приходилось тяжелее чем нам. На ней была учеба, воспитание детей и работа по дому. Читать было некогда, поэтому приходилось хитрить. Например читать под партой на уроках. Дома она занималась в библиотеке за большим столом. Она раскладывала повсюду раскрытые учебники и тетради, перед собой клала читаемую книгу. Как только слышались шаги родителей, на книгу тут же водружался приготовленный учебник. Должна признать, пару раз из вредности я ябедничала на неё родителям, но теперь я, конечно, сожалею об этом.
          Глядя на нас, младшие сестры тоже быстро и ненапрягаясь осваивали чтение и хватались за книги, но, в отличие от нас, им больше нравились романтические истории. Космические корабли, пираты и гномы волновали их в меньшей степени.
          Самое страшное, что могли застать родители придя домой – аккуратно разложенные попой вверх по всем поверхностям дети с книгами в руках. Тогда и стали называть квартиру избой-читальней. Мама с отчаянием пыталась всех поднять и уговорить на проявление хоть какой-то ответственности. Дома не делалось ничего, не готовилась еда, не делалась уборка, не выгуливались дети. Мы только улыбались, и, пробормотав классическое «да-да, сейчас», снова утыкались в страницы. На читающее чадо можно было наткнуться в любом месте в любое время суток – утром в постели, вечером в коридоре в кресле, или ночью на полу в кухне. Больше всего пресекалось чтение с фонариком под одеялом. Согласно поверью – это сильно портит зрение. Может и так, по крайней мере все мы с годами надели очки.
          Как-то мама пришла из школы Рашида с собрания родителей первоклашек. На повестке был вопрос – как заставить детей читать.
    - А мы будем обсуждать сегодня, как отучить детей читать – робко спросила она. Ответом ей был молчаливый упрек и полное непонимание в глазах остальных родителей. Они же не знали, что пока их детки читали 30 слов в минуту с трудом, Рашид читал 160 слов с выражением и удовольствием.
          Не известно, что же помогло сформировать такой образ жизни нашей семьи. Возможно, отсутствие телевизора, или странные дети во дворе, с которыми мы не очень-то хотели гулять. Возможно, периодические попытки родителей ограничивать чтение толкали нас к запретному плоду.
           А я всё еще помню свои первые впечатления от книг – удивительные инопланетяне, драконы, дети, взрослые скалы, моря, замки, космические корабли и обычные корабли, избушки колдуний и научные лаборатории – места и герои сменяют друг друга, события подымаются вихрем, для того чтобы потом осесть прямо рядом с тобой, так, что до них можно дотронуться пальцем. Целые миры разворачиваются и сворачиваются на столе перед глазами, дороги и тропинки разлетаются в разные стороны, судьбы героев переплетаются, приводя к невероятным развязкам. Книга за книгой. Скорее! Вон у Рашида уже пять прочитанных книг, и он смеялся каждый раз, когда читал. Значит они замечательные, значит впереди еще столько веселого, таинтсвенного и невероятного. Ура!
          Должна сказать, сейчас я не смогла бы назвать себя читающим человеком. Думаю, Зухра с Рашидом действительно начитанные, действительно эрудированные люди. Они «поглотили» и смогли удержать в себе большое количество серьезной, зрелой литературы. Я же, в основном, редко читала серьезные книги, предпочитая легкие жанры. Бывали в моём детстве периоды, когда книги были практически не доступны. Но всё это было потом, (и в другой избе).
     

























  • “Последний” (Автор неизвестен)

  • С этой задачей я справился на отлично