• “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • Злые сестры


  • Как-то раз я обедала с одним очень уважаемым мною дяденькой. Бывший военный, около 50 лет, сделавший головокружительную карьеру в бизнесе и на госслужбе – он всегда был со мной очень мил и галантен. Кате было тогда 10 месяцев, я только что вернулась на работу, и, не желая (или не будучи способной) сразу войти в образ arrogant bitch, за который мне прежде платили достойные деньги, я старалась встречаться с людьми, которые были мне приятны, и у которых помимо денег было на уме нечто гораздо более важное.  У этого дядечки тогда только что родился третий ребенок, поэтому он пребывал в особенно сентиментальном настроении.

    И вот он мне рассказал, что в одном из индийских штатов у представителей довольно зажиточной касты принято желать новорожденным только одного, что, по мнению соплеменников, само по себе, призвано обеспечить все остальное. Мальчикам – ответственности. А девочкам – способности наслаждаться тем, что им дано.

    Вероятно, меня он причислил тогда к одной из тех безумных мамаш, что видят в пребывании дома с собственными детьми исключительно «день сурка» и стремятся скорее «вырваться на волю».  (Может это от того, что с Катей, мягко говоря, не соскучишься, но ни один день моего материнства так и не был похож на какой-то из предыдущих). Он, вероятно, хотел этой притчей призвать меня по-другому взглянуть на свой материнский долг, на всякий случай посоветовав мне в конце встречи: «Лучшее, что Вы можете сделать для своей дочери – это родить еще хотя бы одного ребенка». Причины моего возвращения к работе носили другой характер, а невозможность видеть своего ребенка больше двух часов в день причиняли почти физическую боль, поэтому я восприняла индийскую мудрость не так, как, возможно, она того заслуживала.

    С одной стороны, не согласиться со стариками индусами невозможно – мне, как и большинству женщин, свойственно бесконечное самоедство, пиление окружающих и недовольство всем вокруг. С другой – я вижу здесь не столько приглашение к смирению, сколько запрет к развитию. Скажем, если убрать из нашей повседневной неудовлетворенности мелкие бытовые истории и связанное с ними плохое настроение, в остальном недовольство тем, что имеешь, несет в себе вполне позитивный стимул к дальнейшему поиску.

    Я искренне завидую женщинам, способным «расслабиться и получать удовольствие», но сама совершенно не умею и не хочу этого делать.  Из двух лягушек, попавших в банку с молоком, я не способна понять ту, что предпочла тупо дождаться своего конца вместо того, чтобы бороться за жизнь.

    Я размышляла, в каком ключе воспитывать свою дочь: внушать ли ей необходимость смирения или, руководствуясь собственным примером, не позволять ей опускать руки, если ее что-то не устраивает. Однако природа все решает сама.

    Я каждый день наблюдаю детей, которые выполняют запреты своих родителей, которым можно сказать «стой здесь» и они будут тупо стоять, пока команду не отменят. Долю секунды я завидую покою их матерей, а потом испытываю смесь гордости и уверенности в том, что если еще несколько лет  у меня получится ловить Катьку, вечно свисающую с каких-нибудь вышек или мчащуюся на детских мотоциклах, вложив ей в голову элементарные понятия об осторожности, потом мне можно не сомневаться в отношении того, путь какой из лягушек она предпочтет.  

     
     



  • “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • Злые сестры