• Восточная Индия: штат Орисса и Варанаси, январь 2007

  • Дачный роман. Продолжение 1.


  • История этой любви уже очень, очень долгая. Она началась давно и совсем неожиданно.

    Край земли. Берег Балтийского моря.
    Первый раз я приехала туда весной 2002.
    Дюны.
    Настоящие, совсем не такие, какими я их видела раньше. Белые пески. Песчаные откосы.
    Сосны, конечно. Всюду. Взбегающие наверх, глядящие оттуда на море, тянущиеся за всеми птицами, и у самого моря - почти в воду вошедшие.
    НЕ часть пейзажа. Часть мира.
    Маленькая набережная, совсем коротенькая, на ней кто-то когда-то сложил мозаиковые песочные часы. Я не умею по ним определять время, но поскольку часы зачем-то мне попались на дороге, просто разойтись было бы (по крайней мере) странно, невежливо и неразумно. Я обошла вокруг по циферблату, представляя себя стрелкой.
    Огромные рододендроны. Невероятной величины, как и дюны.
    Было довольно ветрено, потому что был апрель. Но уже цвела мать-и-мачеха и крокусы.
    Ещё было малолюдно, никто особенно не мешал – бродить и смотреть.

    И так и бродили.

    И конечно, была лавка с янтарём. В самом дальнем углу лавки, в самой глухой тени лежал браслет. Тёмный янтарь, внутри воздух. Сейчас не удивляюсь (так должно было быть!), а тогда просто обомлела: та-акой!!! И кто же бы его увидел – там, на полке, практически в уровень пола? Ну – кто, кто… Я. Для меня и лежал. Ждал.

    Как будто был уговор: дождаться друг до друга, уговор, о котором я до приезда туда и понятия не имела.

    Но он не ушёл в чужие руки, а я не взяла себе другой.

    Сразу надела нА руку и уже не снимала никогда. По разным другим морям со мной ездил, и жизнь его была очень путешествующей.

    И на тот (свой!) берег он потом ещё возвращался, кстати.

    Наш день закончился в кафе. Пришли и  первым делом – самым первым – до кофе даже – заказали грог. Я раньше грог не пила. И меня не предупредили, хотя могла бы и сама догадаться: если целый день бродить, устать, лицо от ветра горит, голова после грога начинает заниматься воздухоплаванием немедленно.

    И поплыли…

    Над морем был закат. Он происходил как раз напротив нас, мы смотрели на него в окна, потому что кафе (и мы в кафе) были наверху – ДЮНА же! С набережной, снизу, поднимался сумрак. Туда уже добралась ночь. А перед нашими глазами, над линией горизонта,  свет ещё не померк, он являл себя во всех цветовых подробностях.

     

    Потом была дорога назад, на совсем пустой ночной электричке и пустой ночной Калининград, и коротенькая дорога с вокзала в нашу гостиницу. Наутро я начала вспоминать ТО САМОЕ и немедленно усомнилась: разве могло оно быть на самом деле? Воздухоплаванье?

    И решила, что это нерастаявшие остатки сна.

    И ничего не было: ни Города, ни набережной, ни грога в кафе, ни белых дюнных песков. И я не была часовой стрелкой.

    Ан нет.

    В ботинках оказалось полно песка. На мощёных улицах Калининграда ему взяться было неоткуда.

    И браслет.

    Ни того, ни другого у меня до поездки не было.
    ___________
    А вот ещё немного. Мне больше нравится эта - на ветке сосны... Она не слишком удалась, Док раскритикует, не сомневаюсь. Но я её оставлю, потому что - когда они (янтарь и сосна) вместе - это как-то совсем правильно.

    А это (как и первая) на камне в саду.

     

     















  • Восточная Индия: штат Орисса и Варанаси, январь 2007

  • Дачный роман. Продолжение 1.