• Восточная Индия: штат Орисса и Варанаси, январь 2007

  • Безымянный 118659


  • Школа…А вы помните ваших школьных друзей? Где они? Что с ними? Как так вышло, что в пределах одного маленького города мы умудряемся потеряться будто живём на разных концах света. Или дело не в городе? Может дело в нас самих. Ведь по сути отговорки рода: у меня нет времени, дела-дела – универ, сессия, у меня сейчас свои заморочки, у него/неё – свои – это же всего лишь отговорки. А ведь когда-то вы вместе сидели за одной партой, лет так пять подряд или больше, вместе надували Love is, проводили кучу времени друг у друга в гостях, на переменах бегали за мороженным, писали друг другу письма по мейлу просто так, потому что это было интересно и необычно, делились секретами - рассказывали про свою первую любовь, играли в КВН, вели школьные мероприятия, все - все – все ВМЕСТЕ.

    Сколько их было? Моих школьных подружек… Подружек достаточно. Подруг – мало. Маша Давыдова, Юля Шаманская, Маша Молчанова, и КОНЕЧНО ЖЕ Лерыч и Надюха. Где теперь все они? С Машей Давыдовой мы вместе учимся, причем в одной группе, наше общение ограничивается стандартными отношениями одногруппниц. Юлька сейчас в другом универе, постоянные схождения – разлады, мой + ее характер = БАБАМС! И нет ничего. О Маше Молчановой не знаю практически ничего. Видела ее последний раз прошлым летом – с тех пор ни звонка ни телеграммы, ни от неё, ни от меня. С этими тремя дамами моя дружба была скорее «так вышло», чем «мы друзья». С Машей Давыдовой мы сошлись на совместной любви к Вове Зеленину, с Юлей потому что Лера уехала, а с Машей Молчановой – просто так вышло.

     ПОДРУГИ.

     ЛЕРА. Я помню тот день, когда она уезжала. Поезд должен был двинуться с места ровно в 20.07 по местному времени (да, да, да я до сих пор все это помню). На вокзале должно было собраться куча народа, причем половина из них – абсолютно лишнее люди. На мой взгляд. Им типо всем жаль и всем хреново. Август был. Я стояла на перроне молча пока она всех обнимала и прощалась. Мы ведь вместе с ней мечтали об этом – сбежать из этого города в Москву, но смелости хватило только у неё. Я злилась, внутри меня всю бушевало и истерило, а я стояла и молчала. Наконец Лерка дошла до меня – обняла, чмокнула в щеку, а я заплакать не могу… Она уехала, а я еще год писала ей письма в личном дневнике – рассказывала, как живу тут без нее. Так ни одного и не отправила.

     НАДЮХА. «Надюшка, Надюшка, тебе уже 16, а ты все еще Надюшка. Тебе как из-за этого, нормально?!?», - Надя забавно передразнивала какую-то там одноклассницу сестры, которая имела неосторожность дать комментарии по поводу специфики ее называния «Надюшкой», а не Надей, например. Вот так и осталась она для меня Надюшкой и останется навсегда, наверное. С ней вообще что-то странное…. Я без нее долго вообще не могу – раньше звонила периодически, потом мы с ней поговорили и я поняла, что я человеку своей «периодичностью» хреново делаю. Сейчас вообще не общаемся. Я люблю ее. Правда очень люблю. По своему. А она мне не верит…. А мы друг другу писали письма раньше каждый день. О своем душевном состоянии. Чего-то вслух сказать не можем, а написать – пожалуйста. Забавно. Сейчас, пролистывая свой список друзей в контакте, я осознаю, что мы теперь совсем далеко. Правильно говорят, что только самые близкие люди могут стать на столько чужими. Жаль.


  • Восточная Индия: штат Орисса и Варанаси, январь 2007

  • Безымянный 118659