• Чистое озеро

  • Мацестинский чайсвхоз - Калиновое озеро


  • Ранним утром Пукник и Слюнява отправились на рыбалку. Тихий туман простирался дымчатой пеленой над бескрайним лугом. Утопая в нем, его можно было почувствовать мелкими каплями на губах. Где-то там за горизонтом, освещая затылки лиловым свечением, неспешно просыпалось солнце.
    Преодолев молочные капризы природы, друзья вошли в могучий лес, волей судьбы определивший границы их родных краев - долины Болвании.
    В Слюняве не утихало дурное предчувствие, которое появилось с предложением Пукника отправиться в поход к Далекому озеру истины. В их краях ходили легенды о чудных обитателях этой водоемкости. Пукник давным-давно заболел желанием отведать чудной, вяленой безчешуйчотой гнилоглазки. По приданию вкусивший хоть раз эту диковину, помнил ее вкус всю жизнь. Но это не все. По прошествии пяти часов, опосля трапезы, смельчак покрывался алыми пятнами и, впав в трансовое состояние, обретал возможность видеть духотварей и правдослизней. И если на первых было просто интересно посмотреть, то с последними, хотелось и пообщаться. Сказывали, что они могли рассказать правду о любом человеке не только из Болвании, но и всей Критонии.

    Дорога была опасной и занимательной. Лес жил и дышал диковинными звуками, он пристально следил за каждым шагом непрошенных гостей. С гибких и цепких ветвей бросались камнем вниз клещи-утопленики, норовя насытить свое брюшко кровью легкомысленных путников. Над головой, в высоте деревьев, перепрыгивали с ветки на ветку мохнатые пустожопы. Сложно было понять, как жили эти жуткие твари с такой маленько головой и таким задним окончанием своего естества, из которого ответвлялось четыре пары кривых конечностей. Зрелище не для слабонервных. Название остальных мохнатых, волосатых, слизестекающих и острозуборыгающих существ, Пукнику было неизвестно, а Слюнява этими вопросами никогда и не задавался, что бы не травмировать свою психику.
    Первый привал они сделали около двенадцати. Усевшись на корне огромного, старого сотринеба, Слюнява достал заготовленные лепешки с брынзой и кувшин молока. Пукник любил и уважал своего верного друга. Слюнява, конечно, скептически относился к его каверзным идеям, но всегда терпел все испытания до конца, за что им обоим частенько доставалось нагоняев. Насытившись и отдохнув, они двинулись в путь. Выйдя на лесную поляну, они наконец-то увидели солнце. Кроны лесных деревьев были настолько густые и жадные, что пытались отобрать каждую каплю льющегося света.
    Подходя к раю поляны, прямо перед собой в густой чаще они услышали легкий шорох. Усиливаясь, он стал напоминать стремительный бег в их сторону.
    Легкие мурашки Пукника накатывались волнами беспокойства и сменялись приступами холодного пота. Слюнявой овладело тяжелое подташнивание в области пересохшей глотки, которое дополнялось онемением всего тела. Решив разрядить ситуацию и поддержать Слюняву, Пукник положил свою руку ему на плечо.
    Спустя мгновение, среди нарастающего чувства немой тошноты и шума перед собой, Слюнява перестал ощущать руку на своем плече. Что бы наладить визуальный контакт, он обернулся посмотреть Пукнику в глаза и высказать молчаливое неодобрение его затее отправиться к Далекому озеру истины. В этот момент немеющая тошнота покинула его. Он увидел верные и обнадеживающие пятки своего друга, скрывавшегося в темноте чащи с другой стороны поляны. Отметив для себя приближающее рычание, Слюнява следуя традиции, поддался и последовал примеру Пукника. В этот момент из темноты стремительно вырвался страшный шерстерожа. Его желтые, не знавшие ласки зубной пасты, клыки неодобрительно направлялись к заднеместу Слюнявы.
    После этого, он так никогда и не поймет, почему ему не поставили зачет по бегу на длинные дистанции.
    Добравшись до сумки с провиантом, подпрыгивавшей у Слюнявы от заднеместа до головы, шерсетерожа начал подбадривающе подталкивать спринтера к новым рекордам. С ловкостью шелкопряда Слюнява скинул свою поклажу и услышал, как засвистел доселе бесшумный воздух.
    Спустя мгновение он одарил своего верного Пукника дружеским поджопником, подбадривающе подталкивая его в сторону Болвании.
    Окончательно убедившись в отсутствии преследования и выбившись из сил, друзья остановились отдохнуть и откашляться. Спокойно улегшись на покрывало нежного зеленого мха с маленькими синенькими цветочками, друзья пытались успокоить пульсирующую в висках кровь и насладиться комарами.
    - Комары! Пукник, комары! Значит Далекое озеро истины рядом.
    Но Пукник его не слышал. Ему уже не хотелось безчещуйчотой гнилоглазки, он хотел просто попасть в родную Болванию, где все тихо и знакомо.
    Слюнява, взбодрившись и набравшись сил, пополз навстречу комарам. Спустя пару минут, десяток поваленных деревьев и следов пустожопов, окончательно опровергнувших их название, он добрался до небольшого обрыва.
    Пред ним открылась завораживающая картина. На тихой голубой глади воды нежными движениями парили белогуси. То там, то здесь вскидывались из воды невиданные твари. Подползя к воде, Слюнява в отражении увидел себя на фоне пушистых белых облаков, неспешно проплывавших на фоне нетронутой человеком божественной декорации. Он напился воды, чистой, как чувство любви, холодной и свежей как весенний дождь.
    Слюнява понял, что побывавший хоть раз на Далеком озере истины, действительно будет знать всю правду о любом человеке. Потому что, единственное истинное и настоящее в каждом человеке, это любовь ко всему живому, во всех ее проявлениях, ибо любовь - это жизнь.



















  • Чистое озеро

  • Мацестинский чайсвхоз - Калиновое озеро