• “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • Earth’s Geomagnetic Pole Reversal


  • Когда-то я работала в цирке…

    Мне было 16, и я считала себя жутко умной и ужасно самостоятельной. А тут мама: «Да ты молодая ещё, подрасти, жизнь почувствуй, а потом спорь со мной. И пока ты не работаешь, будешь слушаться меня!» Маму слушаться неинтересно, тем более, когда тебе 16. Ведь ты уже самодостаточная личность, в конце концов!

    И я пошла работать, тем более в школе были каникулы. Пришла в местную теле-радио компанию и говорю: «Работать я у вас буду!» А они: «Иди в рекламный отдел - работай». В рекламном нужно сутками сидеть на телефоне и звонить по справочнику. По идеи на другом конце трубки мне должны были радостно отвечать: «Ах, как мы счастливы разместить у вас рекламу!», но почему-то так не происходило. Наверное, плохая карма. Но я звонила изо всех сил. Старалась.

    Через пару дней каторжного труда подходит ко мне начальник и говорит: «Тут цирк приехал. Имени Никулина. Им девочка нужна. Ты всё равно новичок у нас. Соглашайся». Цирк ведь! Согласилась. Познакомилась с директором шапито. Импозантный такой мужчина. «Ёлочка», - говорит, - «Я соседствую с самим Костей Никольским! А ты нам подходишь!»

    Цирковой шатёр располагался недалеко от местного парка аттракционов. Меня посадили в будку управляющего и выдали служебный телефон. Его задача была – звонить, не переставая, а моя – отвечать на глупые вопросы. «А есть ли у вас слоны?» «Нет. Только лошади, медведи, собаки, тигры и свинья», - говорила я. «Свинья есть, а слонов почему нет?» «Слоны ушли на север. Да и вообще, не сезон!», - отвечала я. «А смешные ли у вас клоуны?» «Очень», - уверяла я. «Все так говорят. А приходишь – не смешные!» «Ну, это у всяких там несмешные, а в цирке имени Никулина клоуны такие, что обхохочешься». В будке было жарко, темно и ужасно. От непрерывной трели телефона болела голова. В помещении сидела я одна, так что покушать, пописать и покататься на любимых с детства «Северных оленях» не было никакой возможности. Домой я приползала на корячках. Мама смотрела с уважением и жалостью. А я в душе ругала себя за упрямство. Неделя до представления прошли для меня как год!

    И вот долгожданная премьера. За час до начала мою унылую будку посещает директор шапито: «Ёлочка», - говорит, - «Я соседствую с самим Костей Никольским! А ты нужна нам в цирке!» Ну вот, дождалась, наконец, звёздного часа. Я буду акробатом! Или нет. Лучше – гимнасткой! Или хотя бы клоуном. Ну, на худой конец, слоном. Но оказалось всё намного тривиальнее – мне было поручено рассаживать зрителей в закрепленном за мной секторе, вытаскивать детские шлёпки, которые постоянно проваливались за сиденья, и убираться после представления. А заодно следить за малышами и вызволять их из когтей тигров, если что. Но это так, по мелочи.

    Цирк имени Никулина чудесный! Особенно если смотреть шоу первые 5 раз. Но мне повезло больше – каждый вечер (кроме понедельника и четверга) в течение месяца, я наслаждалась феерией на арене. От ежедневного просмотра одного и того же я набила оскомину, правда научилась ловить детские шлёпанцы налету, рассаживать всех зрителей за 46 секунд и грациозно вытаскивать малышей из лап коварных хищников. Более того, я наслушалась трёх и четырёхэтажного отборного мата от клоунов, медведей, акробатов, лошадей и свиньи. А также узнала кучу цирковых баек. Кстати сказать, циркачи очень мнительный народ. У них существует 100000 и одна примета на все случаи жизни. Например, перед представлением ни одна живая душа не должна пересекать выход на арену. Хочешь пройти на противоположный сектор – обходи всё кругом. Иначе, как мне рассказывали, лошадь может откусить дрессировщику палец или тигр сорвётся и сожрёт-таки ребёнка.

    Выступление хищников – это отдельный разговор. Арена не отгораживалась сеткой, так что следить за детьми нужно было с особым вниманием. А «большие кошки», я вам скажу, это страшно! Однажды, на очередном выступлении, тигр перестал слушаться дрессировщика. Остановился около паребрика арены, недалеко от меня, и смотрит во все глаза на моё щупленькое тельце. Я как в землю вросла, пошевелиться не в силах. Стою, взгляда от него отвести не могу, а спина покрывается липким, холодным потом. Его дрессировщик за поводок тянет, а тигр не шелохнётся даже. Глядит неотрывно, блестит зелёными глазами. Зал замер. А я трясусь и думаю, ну всё, сейчас как прыгнет эта громадина, так и останется от меня мокрое место. Но зверь расслабился, облизнулся смачно и отошёл. Пожалел, наверное.

    А ещё была в цирке молодая медведица Варя. Красивая очень, милая даже. Шкурка у неё серая, пышная, блестящая. Варя умела лазить по канату, держаться за него одними задними и кувыркаться. Я прониклась к этой медведице, каждый вечер её ждала. Очень мне её потискать хотелось. Как-то миляга Варя, разорвала ногу дрессировщице. Та, слишком сильно потянула поводок. Медведице это не понравилось. Вцепилась когтями и зубами. Итог – дрессировщицу срочно увезли на «скорой». Циркачи, люди привычные, ногу зашили, забинтовали, и на следующий же день, снова на арену. И Варя опять милый, покорный медведь.

    Мне очень нравилось приходить в цирк заранее. Часа за два до представления, когда у артистов проходил очередной прогон. Я садилась, надевала наушники (чтобы не слышать мата) и смотрела. На репетициях циркачи показывали гораздо больше, чем на сцене. Они были просты и естественны.

    Я вполне неплохо общались с жонглерами и акробатами. Они были ненамного старше меня. Все с пелёнок в цирке. Кстати, один из жонглёров попал в никулинский цирк из казанского. Его звали Эрик. У него была огромная шапка чёрных вьющихся волос, и в нём было что-то итальянское. Он бегло говорил, много улыбался и постоянно жестикулировал. Через пару лет мы встретились с ним в Казани. Эрик узнал меня и обнял.

    С циркачами постарше общение складывалось сложнее. Они очень капризные и самовлюблённые люди. Всё им не так, все им мешают. Накричать из-за ерунды для них –  раз плюнуть. Мне даже, казалось, что унижая человека, они получают удовольствие. Я по возможности старалась их избегать и не лезла лишний раз на рожон.

    В цирке я заработала свои первые «настоящие» деньги. До этого, лет в 15, работала социологом, но там мне заплатили чисто символическую сумму. А тут – целую тысячу! И я купила на своё честно заработанное отличные ярко-жёлтые кеды. Они были кожаные и продавались в единственном экземпляре.

    Кстати, после работы в цирке я стала знаменитостью в нашем небольшом городке. Ко мне часто подходили на улице незнакомые люди и спрашивали: «Девушка, вы же в цирке работали? Что же вы с ним не уехали?» А я улыбалась им в ответ и думала: «И правда, что же я не уехала?»



  • “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • Earth’s Geomagnetic Pole Reversal