• Откуда мы, славяне?

  • Дорожите мячом



  • В дополнение к сказанному следует добавить то, что Римляне называли все скифо-кельтские племена Галлами, а в переводе с латыни galli обозначает «молочные» или «белокожие», что как раз соответствовало облику живших в Малой Азии (Галатии) Скифо-Русам (А.Тестов и Д.Гринева «Кельтские мифы» С-Петербург. 2009). Даже современник Гюнтера «русский немец» Альфред Розенберг, не очень-то хорошо относившийся к Христианству, должен был признать в своей книге «Миф ХХ века» не еврейско-иудейскую, а скорее германо-славянскую внешность Христа: «…у всех великих художников нордической Западной Европы Иисус строен, высок, светловолос, с крутым лбом и узким лицом. Великие художники юга также не представляли себе Спасителя с кривым носом» [86].
    А Гюнтер как бы добавляет: «Когда греческие и римские авторы называли кого-то «красивым», они ориентировались на свои скульптурные образцы, у которых преобладали нордические черты. Плутарх сообщает, что у персов ястребиный нос считался красивым, потому что такой нос был у их любимого царя Кира. Подобные носы редко встречаются среди людей нордической и переднеазиатской расы, зато чаще у гибридов этих рас» [42].
    Как тут не вспомнить извращённое антирасовое мышление юдохристиан, а именно католических миссионеров, впервые приехавших в Африку, которые для удобства и «большей эффективности» своей проповеди среди чернокожих людоедов, решили изображать Богородицу на своих иконах негритянкой. Большего зла и придумать невозможно. Если первые Апостолы, придя на «чёрный континент» крестить негров-полулюдей, стремились сделать их белыми людьми и такие чудеса иногда действительно совершались, то еретики-паписты наоборот Божественную чистую плоть Христа и Богородицы сознательно превращали в чёрную нелюдь. «Совершенно очевидно, и этот факт мало у кого вызывает сомнения, – пишет А.Одинцов, – что Господь Иисус явился в образе плоти белого нордического типа. Он не был по внешним признакам похож на людей чёрной или жёлтой хамитических рас, которые несут в себе явные признаки вырождения и генетической деградации. Плоть Иисуса была нетленна (Пс. 15. 10) и по красоте более совершенна, нежели у любого из сынов человеческих (Пс. 45. 2), что может быть отличием только белой арийской расы» [127].
    «Он – Тот, Кто стоит выше рас, наций и племенных сообществ, – дополняет его А.Фогельвейде. – Если мы и говорим о белом человечестве Христа, вошедшем в Ипостась Бога Слова, то говорим на основании тех немногих внешних признаков, оставленных нам в церковно-исторических источниках (…) внешние черты Христа близки к нордическому фенотипу. Среди них выделяются: «…белые кудри (ариософ Герман Вирт делает акцент не на особенностях волос, а на их гармоничном сочетании с другими физическими признаками, какие есть у носителя – А.Ф.), белый цвет кожи, высокий лоб… высокая переносица и прямой тонкий нос…» (…) анализ крови Христа, взятый с Туринской Плащаницы, выявил следы АВ (IV) группы. Это очень редкая группа крови: имеют её всего «3 процента населения» планеты. Но любопытно – другое: АВ (IV) группа считается самой молодой – она появилась 1000 лет назад! Во всяком случае, в более древних захоронениях археологи не находили останков людей с такой кровью. А из этого следует: тысячелетний временной отрезок, разделяющий Христа и первого человека, обладавшего АВ (IV) группой крови, в очередной раз подтверждает Божественное происхождение Иисуса и Его принадлежность к иной расе. Да, АВ (IV) группа крови (приблизительная!) – не О (I) и не А (II) группы, доминировавшие у нордического населения Арктогеи. Однако факт того, что до Христа ни у кого не было крови АВ (IV) группы, позволяет говорить о Его а) Божественности, б) природно-расовой чистоте и в) Человеческой идеальности (включившей в себя полноту нордическо-физических особенностей. Настоящая загадка в том, как соединились эти особенности с АВ (IV) группой – А.Ф.)» [185].
    Современное деление крови на группы, разумеется, весьма и весьма условно, однако не вызывает сомнения то, что группу крови Христа воистину Божественную и чистую не могли найти до Его Первого Пришествия, поскольку Мир уже был поражён всеобщей гибридизацией (кровосмешением) Раса дегенерировала и лишь Святая Кровь Спасителя могла восстановить Белый Мир и регенерировать Расу. И так, Господь пришёл в Мир во плоти, и плоть эта принадлежала древнему скифо-славянскому РОДУ, представители которого в то время были наиболее распространены на всей евразийской территории, а именно принадлежала наиболее чистому среди всех Ариев-Русов царско-воинскому племени Галлов-Галилеян, известного также под именем Кельтов или Кимров. Галлы жили не только в Галилее, но также и в Западной Европе – в Галлии (на территории современной Франции и Испании), где этот воинственный «народ» стал известен тем, что постоянно совершал набеги на Рим, бесконечно воевал с Империей Мира. Жили они и в других местах, где об их пребывании говорят, сохранившиеся соответствующие топонимы, такие известные названия стран и городов как Галисия, Галиция, Галичина, Галаад, Галац, Галифакс, Голландия, Португалия, а также далекие северные славяно-русские города Галич и Солигалич. «На иврите Голиаф звучит как Галят, – пишет Ю.Петухов. – А Галят это Галат. А галаты жили в Галатии. И это чистые русы-индоевропейцы, родственные кельтам. Корневая основа у этнонима кельтов-галатов одна – «клт», просто в одних языках звучит звонкая соната-согласная «г», а в других глухая «к». Галаты-«голиафы» жили не только в ближневосточной Галилее и малоазийской Галатии, но и по всем местам, где сохранились соответствующие топонимы, то есть и в Галисии, и в Галиции, Галичине и в Галиче. Русский князь Даниил Галицкий тоже был одним из «голиафов» (…) Кельты (галлы, галаты, галици-галичи, сколоты) – один из древнейших этносов Европы. Галло-кельтская группа индоевропейской языковой семьи делится на островные и континентальные. Живые кельтские языки – ирландский, шотландский, бретонский – сохранили не слишком много от общекельтского (…) В 1 тысячелетии н.э. кельты говорили на диалектах, чрезвычайно приближённых к славянским, а возможно ещё и на славянских. Во всяком случае, кельто-славянская общность была столь велика, что и деление это для I-V веков н.э. можно считать чисто условным» [132].
    С этим этнонимом связаны и многие другие определения. Это небезызвестные галереи или галерейные дома (прообразы будущих многоэтажных европейских домов), которые впервые начали строить Филистинцы и Финикийцы. Это созданные Хеттами галеры, от которых берут своё начало галионы и галеасы, да и весь галерный флот, который является лишь копией легендарных флотилий Викингов и Казаков. Вспоминаются опять же, также римские вожди как Гай-Галл Юлий Цезарь, император Галерий, проконсул провинции Рима Галлион, старший брат философа Сенеки, а также запорожский атаман Галаган и итальянский учёный-первооткрыватель Галилео Галилей. Кроме того, небезынтересно вот ещё какое совпадение. Всем известная новозаветная Вифлеемская звезда, которая привела персидских волхвов к Богомладенцу, по утверждению учёных была кометой Галлея. Кроме того, от Галлов-Аланов происходят этнонимы Халдеи (Галды), Эллины (Геллы) и Латины (Латы-Галаты). Повествуя о войнах Варваров с Римлянами, американский историк Вил Дюрант писал: «Древние историки называли захватчиков кельтами (Keltai, Celtae), галатами или галлами, (Galatae, Galli). Об их происхождении мало что известно; мы можем лишь видеть в них представителей той ветви индоевропейцев, которая обитала в Германии, Галлии, Центральной Испании, Бельгии, Уэльсе, Шотландии и Ирландии и приняла участие в формировании там прероманских языков. Полибий рисует их «высокими и статными», обожающими войны, сражающимися обнажёнными, если не считать золотых амулетов и цепочек. Когда кельты, жители Южной Галлии, отведали италийского вина, оно так им понравилось, что они решили отправиться в ту страну, где выращиваются столь восхитительные плоды (…) Галлы, писал Цезарь, были высоким, мускулистым и сильным народом. Они зачёсывали назад густые белые волосы, ниспадавшие на затылке до плеч; некоторые носили бороды, многие внушительные усы. Они принесли с Востока, возможно от древних иранцев, привычку к ношению штанов; кроме них, они одевались в пёстро раскрашенные и расшитые цветами туники и полосатые плащи, застёгивающиеся на плече. Они любили драгоценности и носили золотые украшения – даже если на них больше ничего не было – на войне. Они любили поесть, пили пиво и неразбавленное вино, будучи «по природе своей необузданными», если верить Аппиану. Страбон называет их «простыми и высокими духом, хвастливыми… непереносимыми в часы удачи, теряющими голову в случае неуспеха»; как видим, не всегда благо, когда книги о тебе пишутся твоими врагами. Посидоний с ужасом узнал о том, что они вешали отрубленные головы врагов на шеи своих лошадей. Их было не трудно вовлечь в спор или поединок, а иногда, чтобы развлечься на пиру, они вступали друг с другом в смертельные схватки. «Они не уступали нам, – пишет Цезарь, – ни в доблести, ни в страсти к войне». Аммиан Марцеллин сообщает о них, что они в любом возрасте годны к воинской службе. Старик отправляется в поход с той же отвагой, что и человек в расцвете сил… На деле даже большой отряд иноземцев не сможет совладать с галлом, если он позовёт на помощь свою жену, которая обыкновенно сильнее и яростнее его самого, и особенно тогда, когда она набычивает шею, скрежещет зубами и начинает раздавать своими ручищами пинки и удары, напоминающие залпы из катапульты» [54].
    Если вы до сих пор не увидели в древних Галлах хорошо знакомые нам черты характера, присущие в первую очередь скифо-славянским и скифо-германским воинам и их жёнам-амазонкам, рекомендую прочитать книги по истории древней Руси и особенно по истории русского Казачества. О славяно-русских корнях древних Галлов говорили многие авторы прошлых веков. Так, например, отец русской истории В.Н.Татищев в своей «Истории Российской» писал: «Ниже из Диодора Сицилийского и других древних довольно видно, что славяне первее жили в Сирии и Финикии… где по соседству еврейское, египетское или халдейское письмо иметь свободно могли. Перешед оттуду, обитали на Чёрном море в Колхиде и Пифлагонии, а оттуду во время троянской войны с именем генети, галли и мешини, по сказанию Гомера, в Европу перешли и берег моря Средиземного до Италии овладели, Венецию построили и пр.» [55].
    Татищева добавляет Е.Классен: «У Нестора сказано: «варязи седят к западу до земли Агнянски и Волошски». Напрасно некоторые считают волошскую землю Италию; славяне издревле называли Кельтов волохами; часть этих Кельтов переселилась в Ирландию и Шотландию, они составляют там и по сие время особое от прочих великобританских жителей племя, простирающееся до 8 миллионов душ, и сами себя называют Галами (…) Далмация причислялась в старину к Фракии, а вместе с нею к Скифии, следовательно и в Далмации сидели Скифы. Дамна, город в Азии, жители его Дамняне-Скифы. Кельты названы Скифами. Адам Бременский называет Винету скифским городом (…) Приведём теперь одни названия Руссов, встречаемые нами у Греческих и Римских писателей, они называют их: Rossi, Rozzzi, Ruzzi, Aorsi, Attorozi, Chazirozzi, Sebbirozi, Vuillerozzi, Ruthi, Rutheni, Alanorsi, Roxolani, Aorsi, Arsietae, Gethae, Russi, Arimaspi, Thervingi, Iviones, Kujavi, Gelones, Valoini, Vulini, Vulni, Agathyrsi, Ostrogothi (Острогожцы, как их и доселе называют германские географы), Wisigothi (Весьегонцы), Thyragethae, Thanaiti, Volski, Wolsi, Etruski, Gardariki, Nemogarda, Suselzi, Galli (Галичане или Галичи) (…) Хотя по летописям видно, что Верона основана Кельтами, но как язык Кельтов весьма близок к славянскому, следовательно и к бактрийскому и не только что заключает в себе множество слов чистых славянских, как например обр, скала, баня, навеза, хотарь, гул, брзда, тын и пр., но и конструкцию имеет славянскую, так что Appendini, ещё в прошлом столетии (в XVIII веке – В.Д.), утверждал, что Кельты и Геты говорили славянским языком, то намёк Зоровстра, сказание летописи, критические исследования иностранных учёных и наша догадка не составляют между собою противоречия. Славянство Кельтов подтверждается и самою формою обоих прозвищ их у Римлян и Греков, как на пр. Celti, Celtici и Galli, Gallici (Кельты, Кельтычи и Галли, Галличи). Отсюда происходит Галиция испанская и, по всей вероятности и Галичи русские. Окончание существительных имён на чи (ci) относится единственно к одним славянским наречиям, как на пр. Русичи, Галичи, Бодричи, Лютичи, Лужичи, Гломачи и пр. Прозвание Кельтов и Кельтичами, или, может быть, гораздо правильнее: колтычами (сварливыми), в немецких летописях Coldici, Kolditzi, Kolditzer и Koliditzer, существовало в 7-м веке за Сорбами или Сорабами лужицкими и за Сорбами в городе Сораве, ныне Sorau (…) Что Кельты были Славяне подтверждается ещё и тем, что в некоторых летописях, как на пр. Origenes philosoph. 25. Замолксис или Замолк (если отнять римское придаточное окончание) назван основателем Друидов. У Лукиана, Skytha. 4, клянётся Скиф высочайшими богами своего отечества: акинаком (мечём) и Замолксисом (Замолком); в Toxaris того же автора, 38 и 56, клянётся он мечём и ветром, следовательно Замолк есть бог ветра у Скифов. Замолк же часто и утвердительно называется у историков главным божеством придунайских Гетов (…) Из этого же явствует несомненно, что Вандалы были Славяне, и что настоящее их прозвище: Венды-Алане (по-другому Валгаллы – алые или ярые воины (Ваны), отсюда и мифическая Валгалла, прибежище убитых в бою ратников, этноним Венды-Алане несомненно происходит от двойного имени нашего прародителя Иавана-Елиса – Вана-Аласа (Быт. 10. 2) – В.Д.). Да и в Вессебрунской летописи они описаны вместе с Венедами, как с родичами их, в одной статье, под заглавием: Windi et Windili (…) И так язык, названный Дю Перроном зендским, есть собственно бактрийский, или, если возводить его до первообраза своего, парский, и Парси, жившие в Бактрии, суть предки Славян – Венедов и их соседей – Алан, коих название сохранилось в местности, тучной пажитями, а именно на Аланских островах. Алане постоянно сидели о-бок каких либо соплеменных Славян. Галльские Алане сидели подле Славян – Бургундов… все франкские историки называют их Скифами и Сарматами…» [74].
    Вспоминая Гая Юлия Цезаря, родовое имя которого, как я уже говорил, восходит к скифо-галльскому «роду» (ГАЙ-ГАЛ), невольно приходит на ум другое не менее известное имя, вернее прозвище известное нам из древнерусских былин: «Ой, ты Гой еси, добрый молодец!», которое можно было бы перевести: «Ты воистину Галл (Ярый-Арий), добрый молодец!». Недаром жиды всех Христиан арийского происхождения до сих пор называют «гоями», т.е. Галилеянами или последователями ненавистного им Иисуса Галилеянина, пытаясь придать этому слову только оскорбительный оттенок. «Гой» (множественное число: «гоим»), имеется в виду «язычник» («не Иудей»); «Голил-га-гоим» = «Галилея языческая». В русских переводах Ветхого завета слово «гоим» обычно переводится достаточно нейтрально, как «народы» или как «язычники» [86].
    Это лишний раз доказывает скифо-славянское происхождение Галлов. Не отрицал славянское происхождение древних Галлов и основатель расовой теории Ж..А. де Гобино, высокомерно относясь к Славянам, он, тем не менее, сам принадлежал к древнему аристократическому «роду» западноевропейских Галлов, прямых прародителей Франков-Французов. Правда, Гобино считал, что они произошли не от Иавана, а от его родного брата Гомера и его сына Аскеназа, полагая, что этноним Галлы более созвучен имени Гомер. Он писал: «Название этих воинственных племён происходит от слова «gall», т.е. «сильный». Оно связано с древним корнем языка белой расы, который остался в санскрите – «wala» или «walya» – и имеет то же значение. Сарматские племена, а затем готы, сохранили верность этой форме и назвали галлов «walah». Славяне переделали это слово в «wlach». Греки произносили его как «кельты», это произношение заимствовали у них римляне – «Celtae». Наконец, оно приняло нынешнюю форму – «Galli». Кроме этого имени у галлов было ещё одно – «Gomer», запечатлённое в библейской генеалогии как имя одного из сыновей Иафета (…) Обратимся к иафетской генеалогии. Надо сказать, что она весьма фрагментарна, в ней нет речи ни о зороастрийских народах в их совокупности, ни об индусах. Самый первый из сыновей Иафета – Гомер. По библейским меркам, это самый значительный народ, вышедший из семейства Иафета, и по численности, и по могуществу. Во времена Иезекииля он ещё находился в Иерусалиме. Таким образом, для евреев народом Иафета являлись кельты, соединившиеся с армянами. Пророк их называет: «Гомера со всеми отрядами его, дом Фогарма, от предков севера, со всеми отрядами его, многие народы с тобою» (Иезекииль, XXXVIII, 6). Затем идёт Магог. Это народы Кавказа, возможно, арийцы: «God» – семитская транскрипция арийского «kogh». Священное Писание ставит их в оппозицию к Гомеру, т. к. вождь, который должен вести киммерийские армии, называется Гог. Между Гогом м Магогом вражды нет (Иезекииль, XXXVIII, 2, 3, 4). В Магоге я вижу народ, географически близкий к киммерийцам, т.е. славян. За этими народами следует Мадай: это мидийцы, самая древняя группа зороастрийцев и единственная, какую знали чёрные хамиты и первые семиты. Естественно, что Книга Бытия упоминает только их. После Мадая идёт Яван. По моему мнению, Яван не означает ни ионийцев, ни греков, а просто жителей западной части Палестины, что можно понимать и как север, и северо-запад, и просто запад. За Яваном следует Фубал. Комментаторы видят в нём небольшой народ в Понте – тибарейцев. То же самое можно сказать о Мешеше – это народ, живший между Иберией, Арменией и Колхидой. Список первого поколения Иафета завершает Фирас, т.е. фракийцы. За ними следуют сыновья Гомера – это Фагарма, Ашкенас и Рифат. Ашкенас пока не поддаётся истолкованию. Некоторые видят в нём племя, жившее между Арменией и Чёрным морем. Поскольку ашкеназы – сыновья Гомера – настоящие кельты, их логично поместить на западе: возможно это славяне. Что касается Рифата, жителей Рифейских гор, – это тоже кельты, которые на Карпатах смешиваются с ашкеназами. У Явана четыре сына: Элиша, жители континентальной Греции, Элиды или Элевсии, не эллины, а скорее всего, аборигены – кельты и славяне… Фаршиш, иберийцы Испании и, возможно, соседних с ней островов; Киттим, жители Кипра и греческих островов (…) Эти Гомеры, издавна известные ханаанским племенам юга, ещё лучше были известны ассирийцам. В конце XIII в. между двумя народами имели место и конфликты и союзы. Кельты не оставили потомкам памятников своего триумфа и забыли их, но их более аккуратные соперники из Азии сохранили следы подвигов, которые они приписывали себе. Подполковник Роулинсон в клинописных надписях часто встречал названия «гумирийцы» (Gumiris), в частности, в Бисутуне. Значит, именно в Западной Азии встречаются первые упоминания о народе, которому предстояло распространиться в Европе. Кроме Библии и ассирийских свидетельств, о кимрийском вторжении во времена Ксиаксара говорит и греческая история. Начиная с этого времени мы проследуем за кмирийцами или гумирийцами, за Эвксин, поднимемся с ними к западу и северо-западу, не теряя их больше из виду. Они проникли в земли, соседствующие с Чёрным морем, и принесли туда своё имя «кимбры» (Кельтская национальность древнейших кимбров неоспорима. Океан, на берегу которого они жили, они называли Мори-Маруза. Эти два слова означают «Мёртвое море» (позволю себе не согласиться с многоуважаемым автором, поскольку в данном названии без особого труда можно увидеть имя Божье – Раса-Руса-Руза, Мори-Маруза – это Море Марусы или Море Ярусов-Русов – В.Д.). Когда они напали на Мариуса, одного из их вождей звали Бойорикс, т.е. «боийский вождь», а боийцы были настоящими галлами (БОЙОРИКС – боевой-бранный рекс (царь-владыка), схоже с древнерусским имемем Борис-Борус, которое переводится как боевой Рус или владыка Ас (БАР-ВАЛ и АС) – В.Д.). Рядом с этим Бойориксом фигурирует некий Луций или Лук: это имя, хорошо известное латинянам, пришло к ним от умбрийцев-кельтов италийского полуострова, т.е. оно было галльским). Они заняли Галлию, и эта земля узнала кимрийцев (…) не существует никакой причины делить кельтские народы на две различные части, но не меньшей ошибкой было бы считать, что обе ветви абсолютно схожи между собой. Эти массы людей, собравшиеся на берегах Балтики от Северного моря до Гибралтарского пролива и от Ирландии до России, значительно отличались друг от друга, и степень различия зависела от того, с кем у них больше родства; со славянами, фракийцами, иллирийцами и, в особенности, с финнами (…) Другие славянские племена, кельтизированные в разной мере, жили на северо-востоке Германии и вдоль Карпатских гор рядом с галльскими народами… славяне Галии и Италии как и иберийцы Испании, находились на достаточно высокой ступени развития и составляли часть населения кимрийских государств (…) Титаны были сыновьями древнего арийского бога, известного в Индии – в ведических текстах его зовут Варуна (Фризы-Норманы, «народы» скифо-кельтской группы называли его Вара или Вральда [29] – В.Д.), – которого почитали предки белой расы и чьё имя эллины сохранили в течение долгих веков: это Уран. Титаны, сыновья Урана, самого древнего бога арийцев, также были арийцами и говорили на языке, который имеет большое сходство с санскритом, зендским, кельтским и древнеславянским (…) Птоломей ещё во II в. перечислял 94 города между Рейном и Балтийским морем, в которых жили основатели – галлы или славяне…» [34].












  • Откуда мы, славяне?

  • Дорожите мячом