• Ветеринарное

  • Свободу попугаям!


  • Тиша завершил почти двухмесячный курс лечения ежеутренним и ежевечерним хватанием в неплотно сжатый кулак с последующим тыканием в морду пропитанной лекарством ватной палочки.
    Ветеринар отметил несомненное улучшение состояния Тишиного клюва, но лечение велел продолжать.
    - Недолго? - с надеждой спросили мы с Тишей.
    -До тех пор, пока клюв не станет абсолютно здоровым, - ответил ветеринар...

    Муж овладел искусством лечения Тиши, можно сказать, в совершенстве, но путь этот был тернист.
    Чтобы изловить и излечить Тишу, необходимо сначала ограничить участок охоты, то есть, правильно расставить флажки закрыть его в клетке..

    Тиша оказался медиумом. Он четко определяет, когда к его клетке приближаются с честными намерениями (дать семечко или кусочек орешка), а когда подкрадываются, чтобы замуровать и надругаться.
    Завидев приближающегося к Мужа с ваткой, он моментально выскакивает на крышу и отбегает в самый, по его мнению, безопасный ее угол или делает круг по комнате с воплями и последующим отбеганием в угол.
    Врагу приходится отступать, делая вид, что он отказался от своих намерений.
    Тиша ныряет обратно в клетку.
    Муж опять пытается подойти к клетке.
    Тиша моментально выскакивает наружу.
    И так далее.

    Чтобы не предаваться увлекательной охоте на Тишу полдня, Мужу пришлось научиться ловким прыжком подскакивать к клетке и моментально ее захлопывать.
    Затем он просовывает руку в клетку через боковую дверцу и пытается взять Тишу в руку. Тиша же уворачивается и скачет по всем жердочкам и другой доступной ему площади, включая стенки и потолок.

    Тут неожиданно приходит на помощь Тоша. В пылу удирания Тиша нарушает ее покой, а войти в его нелегкое положение и стерпеть это она не желает. Когда Тиша оказывается слишком близко, Тоша рявкает и делает грозный выпад в его сторону, что заставляет преследуемого остановиться. Такая непростительная ошибка, конечно же, немедленно используется опытным противником. Тишу хватают в кулак и вытаскивают из клетки. Причем требуется это сделать так, чтобы у него не было возможности намертво вцепиться клювом и коготками в прутья.

    Затем - несколько взмахов смоченной в лекарстве ватки, и Тишу отпускают восвояси, а потом подлизываются к нему с помощью кусочка орешка или горстки пророщенного овса.

    Муж, виртуозно овладев всеми этими приемами, возгордился и возомнил себя асом. И тут его подстерег тот облом, который иногда подстерегает на дороге молодого водителя с безаварийным стажем вождения год-полтора , а именно - потеря бдительности.

    Через неделю более или менее успешного хватания Тиши Муж заявил:
    - Гляди! Я ловлю его на взлете моментально! Как муху! - и просунул руку в клетку быстрым движением, которому позавидовал бы любой хамелеон.
    Тиша, будучи тоже не лыком шитым, рванулся вперед прежде, чем пальцы успели сомкнуться, и мгновением позже по клетке, оскорбленно вопя, носилась ровно половина попугая, а Муж держась одной рукой за сердце, разглядывал другую, в которой оказался Тишин шикарный хвост : два длинных бархатно-зеленых с морской волны отливом пера и несколько веселеньких зелененьких и пушистых боковых перышек.

    Лишившийся рулевого устройства Полтиши сделал несколько кругов по комнате, продемонстрировав, что никакие пытки и тортуры не сломят его дух, а мы в это время оценивали, насколько попугаю нужен хвост при полете. Пришли к выводу, что не нужен.

    Успокоившийся Муж цинично (не пропадать же добру) отнес Тишин хвост в сервант, туда, где мы коллекционируем самые красивые выпавшие при линьке перья.

    В итоге Тиша, хоть и стал похож на пострадавшего в уличной драке зеленого воробья, получил некоторое преимущество при удирании - как объект хватания он уменьшился вполовину.

    Муж, который еще долго оправдывался тем, что хвост практически выпал сам, так как, по-видимому, пришла пора линьки, достиг новых невиданных высот в искусстве ловли шустрых укороченных попугаев, и с тех пор процесс излечения проходил относительно безболезненно, если не считать совершенно душераздирающих воплей Тиши, которые начинались ровно тогда, когда он оказывался в кулаке, и заканчивались ровно тогда, когда кулак разжимался...

    Второй этап лечения, впрочем, начался довольно спокойно:
    Муж продемонстрировал, что нисколько не утратил своих хамелеоновских навыков, а Тиша, отрастивший новый великолепный хвост, продемонстрировал, что помнит, что бывает с теми, кто сопротивляется неизбежному, и даже перестал вопить во время экзекуции.
















  • Ветеринарное

  • Свободу попугаям!