• Истории со счастливым концом

  • Истину нельзя высказать, её можно только испытать.


  • Начало.

     

    - Дорогой, я сварила кофе, просыпайся, сливки сахар все как обычно? – доносился из кухни малознакомый, но томно приятный голос девушки. Почему «как обычно»? Обычно я просыпаюсь один и варю себе кофе сам… Девушку-брюнетку звали Ева. Первая мысль, вкравшаяся в немного мутную голову была ассоциацией ее имени и Начала всех Начал.

    - Без сахара, пожалуйста, как обычно. – Прохрипел я, неудобно приподняв тяжелую от информационных возрождений голову. Неплохо бы воды сначала для продолжения воскресного полудня. Похоже, организм действительно большей своей частью состоит из воды, осталось немного его восполнить...

    - Может, воды, дорогой?

    С Евой мы познакомились где-то в 00:40, по прошествии почти 13 часов, леди уже знала о моих самых искренних желаниях. Я подумал, что это отлично!

    - Почему бы нет. – Ответил я хладнокровно, как бы добавляя немного льда в огромный прозрачный стакан главной воды. Когда Ева вошла в гостиную комнату, на ней была какая-то из моих бесформенных для ее тела рубашек, и мои мысли стали сразу принимать форму слов:

    - Дорогая, мне кажется, что эта рубашка недостаточно хороша, чтобы выразить в полной форме радость этого утра…

    Я стал вливать в себя воду медленными глотками, наблюдая сквозь стеклянное дно метаморфозу радости, о жажде которой я давал понять. Опустив стакан, глаза мои увлажнились, а взгляд стал фокусироваться на Начале всех Начал. Имя «Ева» и символичность всех моих ассоциаций больше нравились мне, нежели настораживали. Я всегда наслаждался тем, с каким удовольствием мои глаза могут вкусить всю эстетику очертаний и форм. Тогда я даже закрыл их, чтобы понять насколько глубоко интегрировался ее бесконечно женственный образ в мое подсознание. Обнаружил ее всю на обороте моих глазных яблок и снова открыл глаза, чтобы читать теперь ее робкое дыханье в альянсе со взглядом беспечных мотивов. Я немного приоткрыл рот, чтобы поймать резонанс ее диафрагменных сокращений. Ева с эспрессо в руках и в подлинном обличии была сплошной метафорой моего мироощущенья. Я лишил ее кофе, обняв губами пальцы тонких рук, как бы компенсируя отсутствие какого-либо предмета в ее запястии. Я сделал пару глотков отлично сваренного Illy. В воздухе не наблюдалось ни капли напряжения, ни даже влажного волнения, хотя ее глаза ждали, что томная пауза смениться судорогой от прикосновения. Решив немного продлить предвкушение развития событий, я безудержно хотел наблюдать за ее движениями, хотел в ее походке почувствовать все, что она могла бы скрыть во взгляде…

    - Еще кофе, дорогой? – в слове «дорогой» не чувствовалось фальши, только истома исходила из ее груди. Медленно повернувшись, как совсем невесомая, еле прикасаясь подушечками пальцев пола, уходила в направлении кухни. Обернувшись, разоблачила меня в пристальном внимании к своим изнемогающим бедрам. Не отводя глаз от эпицентра моих фантазий, я параллельно думал глубже поверхности, думал о возможном Начале всех Начал. Любовь могла войти в мое сердце, даже при возникновении, по меньшей мере, статического ее заряда, я так ждал ее, так боготворил уже заранее. Любовь была для меня смыслом созидательным, беспощадно поглощавшим меня. От этих мыслей самопровокация росла в геометрической прогрессии по истечении каждой новой секунды. Я чувствовал запах ее кожи на себе, я хотел вдохнуть ее каждой порой. Я вспоминал прикосновения ее рук до моих плеч, как что-то самое главное, ее необъяснимое доверие мужскому началу. Я вспоминал каждую ноту импровизации ее дыхания, ласкающего мои барабанные перепонки и даже глубже, может насквозь…

    Открыв глаза, я увидел свою рубашку, висевшую на двери нетронутой, ту самую рубашку, которая ниспала с Евы, гофрированным шлейфом врезаясь в пол, ласково дотрагиваясь до ее щиколотки менее пяти минут назад.....…

    Автор: Геннадий Ломакин


  • Истории со счастливым концом

  • Истину нельзя высказать, её можно только испытать.