• Искусство подражания или Еще раз об осознании отсутствия

  • Мы лишь берем на хранение чужие мысли, знания?


  • Эпилог.
    Мы привыкли к тому что вначале всегда должен быть эпиграф. Которой бы настроил читателя на нужную емоциональную картину. Может автор просто, с самого начала пробует заручиться потдержкой авторитета которого скорей всего читатель даже и незнает, а если знает то очень отдаленно. Эпиграф – как замочная скважина, в которую по возможности, если обращать на него внимание, можна подсмотреть и увидить что ж твориться в голове писателя, что послужило толчком к написанию. Эпиграф – приоткрытая дверь в начало действия это часть без которой невозможно заставить задуматься читателя. Отвлечь его, настроить, испугать, толкнуть, обьяснить, оттолкнуть…
    Совсем без эпиграфа можно начать любую повесть, письмо, роман или же обыкновенную историю выложеную мозаикой слов на бумаге. Но писатели предпочитают эпиграф – начало обозначить, назвать начало…охарактеризировать – дать какие-то черты присущие самобытному творению что бы читателю стало легче в понимании и чувствовании слов, эмоций и мыслеформ. Это касаеться не только писательского искусства – но и многих других…вначале всегда присутствует мисль а уж потом действие, что б потом можно было сказать. Что б потом можно было ответить на вопрос «А зачем, кому, для чего, с какой целью?»
    Я же хочу начать именно с эпилога – тоесть послесловия. После написаного, такие себе выводы сделанные после пережитого и перед началом воспоминаний повествования. Эпилог как конец одной истории и начало совсем другой – новой, надеюсь лучше…так надеться любой автор который не боиться потерять себя, свое писательское Я на пути изменений, опытов, експерементов – развития.
    Кто-то смотрит вниз, кто-то в верх. Идя вперед мы смотрим по сторонам. Начиная читать – мы ищем эпиграф. Если его нет то после прочтения мы его придумаем. Спотыкаясь мы возвращаемся к эпиграфу как путеводному знаку. Знаку указывающему с какой скоростью надо ехать по дорогам страниц.
    Эпилог – конечная станция в путишествии. Означающая, что все, дорогие мои – приехали, и надо слезать с лошадки, а то устала уж больно.
    Произведение не имеющее эпилога, не кончаеться. Значить живет вечно, читатель остаеться там. Его не выпустили, он проспал свою становку – не знает куда едет, что будет дальше – впереди, там за пустыми и отсутствующими страницами конца. Билет в руках – значит проводник не выгонит, ехать надо. Может сойти на понравившейся остановки или спрыгнуть где-нибудь в лесу и дальше идти пешком. Пройтись по понравишемся местах истории? Это решать читателю. Автор тут не причем. Он Понтий Пилат умывающий руки, снимающий всю ответственность с себя за действия предпринятые читателем вовремя, и после прочтения.
    Автор вооружившийся эпиграфом в начале – полностью защищен. У него есть одновременно и щит и меч. Он готов к битве с читателем.
    Эпилог же – последний удар автора, контрольный – добивающий. Поэтому я сразу же хочу вас вырубить. С одного, последнего удара большим и длинным эпилогом по башке. Самурай считает себя уже мертвым – перед любой битвой, ему нечего терять, он спокоен ибо уже мертв. Движения его четкие и быстрые. Так и читатель должен чувствовать себя - мысль течет как вода – свободна вечнодвижущаяся и всепоглощающая. Не цепляться за жизнь, за предрасудки – ибо их уже нет – читатель мертв. Зачем мне это?
    Что б не мешали глупыми вопросами, а просто тихонечко послушали, возле камина или костра в лесу. Знаете как в детстве, когда малыши собираються и начинаю рассказывать страшные истории – страшилки. Все же знают что история, по определению рассказанная в это время должна быть страшной или хоть бы немножко жутковатой и все равно продолжают слушать затаив дыхание. Попеременно представляя себе на месте главного героя истории, а может и того ужасного и непонятного что пугает в истории. Додумывая, если она без конца или когда кто-нибудь прервет течение рассказа например добрые родители со словами «Позно уже, спать ложитеь!»
    Время летит. С каждым днем мы все ближе к концу. С каждым новым утром у нас все меньше вопросов о жизни – глобально-личностных вопросиков которые во время полового созревания мучали нас ночами.
    Тихонечко, практически неслышно подкрадываеться к нам опыт жизни. За спиной у него большущий рюкзак с ответами всех безумцев. Он собирает, колекционирует их и на ходу выдает практически готовые блюда, для поглощения вашей душой и с последующим перевариванием и испражнением в виде поучений для меньших, подростающих поколений.
    Эпилог окончен. Конец очерчен? Читатель готов?

    Пьеса сыгранная автором!

    Во тьме крадущийся поток,
    Любящий, нежный - он исток.
    Начало всех, конец всего,
    Идущий впредь - не помнит ничего.

















  • Искусство подражания или Еще раз об осознании отсутствия

  • Мы лишь берем на хранение чужие мысли, знания?