• Одно неосторожное движение…

  • Приезд Пуговки


  •    Один раз я пришла домой, а там темно и холодно брат. В тот день у меня было хобби - никого не убивать, поэтому он я только супу поела, а затем пошла восвояси. Ну, и че вы думаете? Брат вырос, и теперь съедает весь суп, который готовит моя разлюбимая мамочка, а я тут, в мокром сером Питере и без супа и без мамочки. 
    Раз уж я рассказала вам самое страшное, что у меня есть, в том числе и про воспаление на ноге, кстатичтоэттаза...обожемой  , теперь придется выслушать вас. Наверное. А впрочем, нет, я передумала, откуда я знаю, что у вас за проблемы, может, вам среди ночи смски приходят с загадочным содержанием: Вава, я тебя люблю, кто ж вас знает. Или вы едите собственные часы.
    Я люблю родителей и Джина (кстати, давно вам не напоминала!). Родителей чутка побольше, ибо они всего в двух днях езды от меня. Только соскучишься, как тут же можно и поехать - и вот она я, а родители, морщась, пекут хлеба и соли. А Джин в Америке, туда так запросто с караваями не полетишь, сначала надо отрастить красивые ноги, или, хотя б волосы. Вот про последнее - не знаю, зачем Аканиши мои волосы, поди и незачем.
    И, раз уж меня сегодня проперло на поболтать, как вы уже поняли, расскажу - ка я, как снесла флагшток в Бахсайских садах, в Хайфе.
    Дело было так. На чертвертый день моего пребывания в Израиле, меня, уже порядком потерявшую свой товарный вид, сгоревшую, с мозольками на пятках в виде подков, усадили утром ранним в машину и повезли. Долго катали по холмам, пока у меня кровь из ушек не потекла, мотивируя это тем, что все красиво. А сами небось смеялись у меня за спиной. Вот ведь точно смеялись.
    Перед входом в сады. нас попросили раздеться и оставить пару отпечатков пальцев. А также уточнили, на каком языке нам прочесть инструкцию. Для меня, что иврит, что инглиш, поэтому читали на инглише для Лерки, которая хорошо знает английский. Лерка - хорошо, а охранники - только ту часть английского, где рассказывается про правила поведения. Поэтому они посмотрели подозрительно, но пропустили нас.
    Я вела себя прилично все пятнадцать минут. Не пыталасьмахать руками симпатичным мальчикам, не лезла и не падала в фонтаны. И на выходе улыбнулась - а что, я не какая - нибудь, улыбнуться - это я всегда пожалуйста. Я и сейчас ржу, когда ваши лица представляю.
    И тут ВНЕЗАПНО со мной случился диалог на английском. Ну, ясно дело, я растерялась, еще бы - английский, он кого угодно выбьет из колеи. Охранник спросил что - то про аборбцию. Вот что это такое? Так я у него и спросила, обернувшись.
    Я надо сказать, что при этом я продолжала идти. Охранник не мнился мне перспективным мужем, чего, застревать - то? Так и шла, пялась назад, пока не встретилась со столбом. На нем висел какой - то флаг, точно не скажу, потому что высоковато было, да и не до того.
    И понеслось. Увы. Мне не удалось сделать так, чтобы у всех в мире, кто видел мой позор, форматнуло мозг, и все немедленно забыли, что со мной только что произошло. Так я узнала весь запас шуток Серого о том, какой я касяк, и что
    Я если честно, есть хочу. Потом что ли допишу.












  • Одно неосторожное движение…

  • Приезд Пуговки