• Мысли путешественника

  • Безымянный 71813


  •  Мы такие, потому что Мы свободны. Наша свобода другая, она "нищая", она смешана с волей, не такая как их свобода. Нам труднее, но мы на воле и эта воля в нас как бы от природы, потому что по меткому слову Л.Леонова не мы владеем Россией, это Россия владеет нами. Не зря еще мы называем ее Русью-Матушкой (и над этой метафорой смеются поляки). Мы часть этногеографической системы , которая на нас и давит и защищает, мы ее котята, не знающие ничего более близкого и родного.
    Кто свободнее: львы, живущие в саванне или выступающие в цирке? Если полякам или немцам нравится, то пусть живут в клетке. Их будут кормить, чистить, выгуливать, делать прививки, и не будет ни запугивания, ни психологического шока, и выглядеть они будут очень цивилизованно: не так как африканские дикари. Вот только предводителем их будет дрессировщик – госдеповская макака в латексе и с плетью в руке, которой им не стоит бояться, если будут беспрекословно выполнять все ее команды.
    Им нравится наша великая литература и искусство, потому что рождаются они в каком-то естестве, которое ими утрачено. Именно это становится причиной некоторого восхищения, которое они сами себе объяснить не могут. Это как неуничтожимая тяга к дикой свободе, присущей всему живому. Они ненавидят и завидуют за тот простор, в котором мы живем, не осознавая, что это есть условие нашего образа жизни, наш крест, бич и спасение. Лиши нас простора, и мы превратимся в обитателей межрешетчатого пространства.
    Кто не испытывал восторга от деревенского воздуха, разнотравья, парного молока, запахов, купания в речке и.т.п.? Но жить постоянно с удобствами во дворе, доить каждый день корову, вычищать навоз и пр. многие уже не согласны. Выпусти одомашненного зверя в природную среду обитания, и в первые минуты он одуреет от счастья, но после гарантировано погибнет от неспособности выжить. 
    Их образ жизни другой. Они давно утратили свою сущность в очерченном зарешеченными коридорами мире, не замечают своей тотальной ограниченности и считают свою систему ограничений единственно приемлемой схемой жизни. По их логике самое достойное существование у каких-нибудь космонавтов в капсуле: полное жизнеобеспечение на основе последних достижений цивилизации включая колу из собственной мочи. Мы видим, как они морщатся, если видят торчащие из нас клочки шерсти. Они как загонщики окружают нашу саванну, расставляют клетки и закупают газонокосилки, мысленно вожделенно деля наше пространство на фазенды. Мы агрессивны к чужакам и соседям, потому что наученные опытом, ставшим нашим природным инстинктом, в каждом их движении видим окружение, вторжение, покушение, пленение и желание заставить нас жить по их лекалам и причесать нас как в зверинце. Drang nach Osten перекочевал уже в сознание всех наших соседей, включая пшеков и даже чухонцев. А мы свое пространство бережем как среду свободного обитания и условие сохранения собственной идентичности, не упуская при этом удовольствия запустить спутник или получить Нобелевскую премию. Мы как стая диких львов в окружении браконьеров огрызаемся и бросаемся на любого, кто покушается на наше право так жить.
    HAHAETC







  • Мысли путешественника

  • Безымянный 71813