• “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • “Тринадцатая Дара” Часть 16


  • Я никогда подолгу не жила на природе. Нет, я не ортодоксальный урбанист, просто так  получилось, что эта сфера жизни оказалась мне совершенно незнакомой. Все, что с детства естественно для счастливых обладателей дач – тех, кто имеет домики в деревне, вальяжно почитывая книжки в гамаках, и тех, кого in return имеют их домики («не забудь полить помидоры!») –  для меня явилось полным откровением.

    Спустя полгода деревенской жизни я понимаю, что в городе не сталкивалась ни с одной из тех бытовых проблем, с которыми имею дело сейчас. Что осложняло мне жизнь раньше – даже вспомнить не могу. Это из серии: "Зачем мне раньше нужна была радионяня?"... 

    Котел перегрелся – что делать, чтобы дом не остыл; воду отключили – выключи насос, у которого alarm, воду дали - включи обратно, и будешь «первой на деревне» на радость соседям и местному водоканалу; электричество вырубили – где там резервный генератор и как открыть ворота без пульта; что делать во время оттепели со снегом на крыше и т.д. и т.п.  Плюс к этому еще сорняки, удобрения, газоны, культурные растения (вовремя укрыть, раскрыть,  правильно полить, подстричь, пересадить; у одних можно срезать цветы, у других ни в коем случае…). Охранники и все их devices. Посторонние кошки и собаки. Насекомые. Господи, я несколько лет комаров в глаза не видела - а тут: «Мама, давай собирать червяков!». 

    Теперь я сама себе ТСЖ. Ну, или я - диспетчерская, а М. – все остальное. Он знает каждый миллиметр своего дома и решает любую проблему до появления обожающих его электриков, сантехников и прочих рабочих. Они М. боготворят: он как Лев Толстой – работает в поте лица вместе с ними (только они за это получают деньги, а он наоборот). На самом деле, либерализм Толстого, как я теперь думаю, наверняка объяснялся его стремлением контролировать процесс. При хозяине, который всегда рядом и понимает, что к чему, работа у чуваков спорится просто чудесно! Без этого – если их больше одного – они в основном сидят на корточках, показывают друг другу свои паспорта и смеются.  Наши же (независимо от национальности) не гнушаются делать львиную долю работы на голом энтузиазме – в порыве благоговения перед М. Не говоря уже об их hand-made подарках на мой день рождения и всяких мелочах для Катьки.

    Как девушки живут с гламурными товарищами, которые не умеют гвоздь забить, непонятно. Я таких видела. Это было смешно. И от уровня благосостояния это не зависит. Взять моего  солнцеподобного и луноликого начальника, которого  я полюбила уже совсем до невозможности, увидев в коридоре с отверткой – прикручивал дверную ручку в офисном туалете – «ну потому что бесит прямо сейчас!».  

    Но это все мелочи, потому что я живу как в фильме BBC – природа меняется каждый день молниеносно прямо у меня на глазах. И я, никогда особо не впадавшая в экстаз от цветочков и птичек, реально не могу оставаться равнодушной. Я безнадежно банальна, но это зрелище стоит любых бытовых неприятностей. Взять хотя бы пионы – мои любимые пионы, которые мне обычно привозят в ноябре черт знает откуда. Как может такое быть – на зиму их срезают под корень, присыпают землей, полгода они на метр покрыты снегом, весной – тишина, думаешь: «Все, сдохли», как вдруг за неделю на пустом месте вырастает гигантский куст с сотней бутонов. Как?! Папоротники ведут себя так же, кстати. Обыкновенное чудо. Может все это знали, но я – нет.  

    Раньше у меня не выживало ни одно комнатное растение, а сейчас просто методом проб и ошибок начинаешь понимать, каким цветам что нравится, и испытываешь восторг от того, насколько благодарной может быть природа. И самое приятное, что все это нехитрое хозяйство – все эти заботы и радости – все твое собственное, и ты отвечаешь за это в последней инстанции, поэтому оно красиво, если ты им занимаешься и отдаешь ему свою душу.  Это самоощущение никогда не возникало у меня в отношении городской квартиры, как бы ответственно и самостоятельно я ею не занималась. Совершенно новые эмоции. А М. говорит, что с людьми – так же…

    Мне нравится теперь вечерами, возвращаясь домой, объезжать пробку через маленький поселок еще в черте города, похожий на кадр из фильма «Карнавал» - ветхие домики, утопающие в зелени, - у каждого свой сад-огород, старомодно одетые люди всех возрастов, ведущие неспешную жизнь, замшелый ДК, старая ухоженная церковь на холме, возле которой притормаживают несущиеся мимо на велосипедах мальчишки – чтобы перекреститься, а вокруг ходят куры и зреют яблоки. Настроившись на эту благостную волну, я въезжаю в свой двор, открываю дверь машины и сразу чувствую запах пионов и жасмина (здесь как будто свой собственный микроклимат). Включаю уличные фонари, влезаю в резиновые сапоги (моя основная обувь, хотя, когда мы все это строили, стоически вышагивала по грязище на шпильках – преимущественно беременная и по ночам) и, если не было дождя, битый час поливаю свои растения. А потом чай или вино на кухне, чтобы согреться, и старая добрая книжка на мансарде – почти на рассвете, а птицы (многих из которых я прежде никогда не видела) не замолкают ни на минуту. И вот это реальная терапия. В городе со мной ничего подобного не происходило.

     

     


  • “Тринадцатая Дара” Часть 33

  • “Тринадцатая Дара” Часть 16