• Дискуссия, дискуссия..

  • С этой задачей я справился на отлично


  • Женщину, у которой есть дети, довольно легко вычислить. Детское кресло в вовсе не семейном автомобиле. Список покупок, написанный зеленым карандашом. Заколки с овечками и котятами в кармане каждого пальто. Страницы ежедневника и счета, изрисованные разноцветными каракулями. Машинки под одеялом в родительской постели в самый неподходящий момент. Пламенные sms строчек на десять со случайным набором знаков отдаленно знакомым людям. Мысль: «Боже, у кого такой идиотский звонок на мобильном? Что - у меня?!» - в замершем ресторане на фоне выразительных взглядов, прикованных к вашей сумке (у меня сейчас – «пинбол»). Даже в идеальном облике всегда какой-то едва уловимый нюанс - ощущение, что на самом деле она здесь, напротив, словно не полностью, даже если внешне все безупречно - маникюр, укладка, одежда из новых коллекций. Как второе дно. Потому что какой бы захватывающей ни была беседа, всегда где-то в глубине блуждают мысли о них. Как там они? Почему опять температура? Как успеть заплатить за детский сад? Какую выбрать школу? Как взять себя в руки и перестать срываться («все, это было в последний раз!»). Скольким приходится пожертвовать, на сколько компромиссов пойти, сколько планов поменять (проще перечислить случаи, когда удалось осуществить хоть что-то задуманное заранее). А этот великий манипулятор как будто чувствует, когда вы уже на пределе и огорошивает вас искренними объятиями и фразой шепотом: «Я люблю тебя, а ты любишь меня». И вы расплываетесь в улыбке как Кот Леопольд в книжке, которую читаете им на ночь («Мам, а как это – расплываться в улыбке?»).

    И как же сложно привыкнуть к мысли, что у этого маленького существа, которое и так всеми силами пытается доказать, что является совершенно самостоятельной личностью («и уже давно»!) теперь и впрямь появилась какая-то своя частная жизнь, о которой вы имеете довольно смутное представление. Любые воспитатели будут плохи – слишком вульгарны, аморфны, глупы, заумны – в общем, в любом случае не те, когда нужно на целый день оставить им своего ребенка и куда-то деть себя до самого вечера. Рассказываю своей самой несентиментальной подруге, матери двоих детей десяти и девяти лет: «Представляешь, я сидела в машине около детского сада и никак не могла уехать…». Я ожидала, она усмехнется и скажет что-нибудь бодрое, но получила в ответ: «А я вообще первое время за деревом пряталась – смотрела, что они делают».

    Кроме цвета волос и глаз Кэт больше ничем на меня не похожа. Меня хлебом не корми – дай поделиться впечатлениями. Я бесконечно грузила маму и сестер историями из своей детсадовской и школьной жизни. А здесь все приходится клещами вытаскивать. Вот диалог с педиатром, к примеру:
    - Тебе нравится в детском саду?
    - Да.
    - Детки какие-нибудь нравятся тебе?
    - (Подумав) Нет.
    - А воспитатели?
    - (Однозначно) Нет.
    «Коллектив у нас замечательный, только люди говно», - резюмирую я в попытке вывести доктора из недоуменного ступора.

    Обрывки информации обмусоливаются и додумываются всей семьей. «Меня сегодня наказали». О! Началось!  - «Миша укусил Гришу». – «А почему наказали тебя?» – «Я наказала Мишу». А, понятно. Мише привет.
    Сегодня всплыл некий Игорь. Сдала его чуть ли не под пытками (вопрос был: «Кать, ну ты хоть с кем-нибудь дружишь?»).» Ну и какой он?» - «Не скажу». – «Ну как он выглядит хотя бы?» – «Не скажу». – «Ну он хоть хороший или плохой?» – «Это секрет» (даже не глядя в мою сторону – свои дела).

    И так почти все. Privacy. Очень короток этот период, когда они еще хотят сидеть у нас на коленях просто так, из удовольствия, а не когда у них что-то болит или им что-то от нас нужно. В некой современной книжке прочла: «Для них мы – всего лишь будущие бабушки и дедушки их детей». А разве сами мы не такие?

    Когда женщины планируют первого ребенка, представляя себе нечто сладкое в розово-голубом, им вряд ли приходит в голову, какая любовная драма их ожидает. Самая жестокая и циничная реакция на любовь вашего совершенно открытого сердца. Потому что на свет появляется тот, без кого вы абсолютно не сможете больше жить, в присутствии которого вы будете ловить каждое его движение, не в силах отвести взгляд и сконцентрироваться на чем-то другом, улыбкам и теплым словам от которого в свой адрес вы станете вести счет, которому все будете прощать и который слишком скоро начнет безжалостно этим пользоваться. Это существо, как только научится общаться, станет бросать вас ради себе подобных, а вы все равно будете вечно ждать его, готовить ужин из трех блюд, выбиваясь из сил, и подогревать его четвертый раз за ночь. Вы станете гордиться его успехами (у него, возможно, вызвало бы недоумение, что часть из них вы сочтете своей заслугой), сильнее его самого переживать за его ошибки, наделять его всеми возможными достоинствами и не замечать очевидных изъянов. И все это на фоне отгоняемых мыслей об упущенных возможностях, постоянном игнорировании собственных проблем – пока это будет возможно, хроническом недосыпе с самого первого дня его появления в вашей жизни, и существования в вечном компромиссе. И еще вам будет постоянно казаться – вдруг он не понимает, не чувствует, как сильно вы его любите и что никто и никогда не полюбит его сильнее? Но он все прекрасно чувствует и понимает, даже если еще спит в подгузниках.

    Иногда кажется, мы никого не будем любить так, как старшего ребенка, потому что уже никто и никогда не причинит нам столько боли и не доставит столько радости. Со следующими (когда вы о них вспоминаете) все уже проще – и боль, и радость бессознательно дозируется вами, потому что потенциал сердца не бесконечен. Как с новым романом - вы думаете, что знаете все наперед и не позволяете никому пробиться сквозь броню своей измотанной души, чтобы не было больше так больно. Но в тайне надеетесь, что они-то, следующие, уж будут любить вас, как вы того заслуживаете, и это уже они, младшие дети, часто заискивающе смотрят на мать, ловя каждое ее слово, готовые сделать что угодно за ее похвалу и улыбку.

    Я знаю женщин, которые не воспринимают все так серьезно. А еще знаю тех, кто так же любит своих мужчин. Чрезмерная любовь к собственным детям – это как болезненная деструктивная страсть, которая вряд ли когда-нибудь окупится, но в том единственном ее проявлении, от которого действительно никогда не удастся избавиться.










  • Дискуссия, дискуссия..

  • С этой задачей я справился на отлично