• Earth’s Geomagnetic Pole Reversal

  • Декілька нових доробків вашого покірного слуги


  • Бескрайне-спокойная Вечность, как небо,
    Лежит надо мной без границ,
    Без бога, без черта, без Зевса, без Феба,
    Без молний, без грома, без птиц,

    Без звезд, без Луны, без отца и без сына,
    Без Солнца и без облаков,
    Всевидяще-слепо глядит на равнину,
    Равнину Времен и Эпох.

    Мечом там вонзилась в Грядущего темя
    Страна, где никто не живет,
    Страна, где скрестились Пространство и Время,
    Где каждое здание – год.

    Я вижу Год Скорби, Год Бомбы, Год Воли,
    А вот – Перелома Дом встал…
    Покрыт дымкой войн, и таланта, и боли
    Двадцатого Века квартал.

    А дальше – Год Книг, Год Машин, Год Устоя,
    Год Слов,  Просвещенья Умов,
    И кресло Вольтера, гнилое, пустое
    Забыто в одном из Домов.

    А дальше – расцвет Королей, точно клумба,
    Дома полны ядом и злом,
    И тихо ветшают ботфорты Колумба
    Под старым испанским столом.

    По улице вниз – арбалетов бойницы...
    В Домах повис крик к небесам,
    Открыта одна –  но на разных страницах –
    Старинная Библия там.

    Гляди – Год Войны, Год Чумы и Год Злости,
    Дом Пытки, где крысы снуют,
    Монгольские, русские, всякие кости,
    Смешавшись, войною гниют.

    Дом Ересей, Дом Византии, Дом Рима,
    Раскола религии Дом,
    Крестовых походов.  И Дом Медицины,
    Ланцеты валяются в нем…

    А вот – Дома нет, лишь пожарище тлеет,
    Под звяканье ржавых оков,
    И запах паленых колдуний чуть реет
    Над Городом Средних Веков.

    Иду по тропинке едва лишь знакомой,
    Восьмой век.  Седьмой.  И шестой.
    Дома стали ниже, покрыты соломой,
    Нет стекол.  И пол земляной.

    И вот Наша Эра кончается, тает,
    Последний Дом – Года Чудес.
    Эпоха одна, через реку – другая.
    А между Эпохами – крест.

    Над всей Нашей Эры страной возвышаясь,
    Где видит его каждый век.
    И смотрит с креста, умирая и каясь,
    Распятый на нем человек.

    Здесь пахнет какою-то вечною ссорой.
    Здесь солнечный вечный зенит.
    А на перекладине, рядом с опорой
    Плачущий ангел сидит.

    Я крест обхожу, путь мне вброд тут недлинный,
    И с той стороны от креста
    Взбираюсь на берег Эпохи старинной –
    Поры, что не знала Христа.

    Все кончилось.  Нет ни святых, ни злодеев,
    Еще не крестилася Русь…
    Смотрю машинально назад, столбенею,
    И снова смотрю.  И смеюсь.

    Гляжу я на крест христианства, не веря,
    Под новым, обратным углом:
    Восстал в полубога – или полузверя –
    Здесь идол языческим злом.

    Раскинуты руки.  И шлем над глазами.
    Во взгляде – надменность и гнев.
    Драконьи клыки изогнулись серпами,
    И огненно-лавовый зев.

    Два рога на лбу, козьих или овечьих,
    Кровавые космы до плеч,
    На поясе – ряд черепов человечьих.
    Лук, стрелы.  Кольчуга.  И меч.

    Кто он?  Бог войны?  Бог богов?  Бог пространства?
    Бог жертвы или палача?
    …А плачущий ангел креста христианства
    Вороною смотрит с плеча…

    Две Эры, река и два богоявленья…
    Вот крест, ты с изнанки какой!
    Для Эры одной доброта и прощенье,
    Каратель и смерть – для другой.

    А Эры мы делим на Нашу, До Нашей…
    Какая здесь разница?  В чем?
    Лишь в том, что мы с кровью языческой чашу
    Граалем теперь назовем?

    Правителям тем же в Стране нашей служим,
    Такой же –  лишь крайний –  наш Дом…
    И идолу мы поклонялись тому же…
    Тому же!  Но с разных сторон!

    К вневременья я направляюсь потоку
    И в темную воду вхожу.
    Из речки не сзади, не спереди – сбоку
    На крест я священный гляжу.

    Христа и Ваала слились силуэты,
    Вороны и ангела рты…
    Раскинутых рук, перекладины нету –
    Лишь палка торчит из воды.

    Так вот какова за религию плата!
    Вот как повернулся сюжет!
    Той палкой убил, размахнувшись, собрата
    Пещерный собрат-человек.

    И палка росла, прорастала по миру,
    В рогатину, в посох, в флагшток,
    В копье, булаву.  И стрелу.  И секиру.
    И в центр мирозданья – клинок.

    И сделался меч принадлежностью бога,
    Религией первою стал,
    У дальнего Нашей Эпохи порога
    Неверье он смертью пронзал.

    И битва та стала борьбой бесконечной,
    Когда между Эрами встарь
    Воздвиглась разящим и острым и вечным
    Двуручием тяжкая сталь.

    Для Эры заречья тот меч стал проклятьем –
    Бог смерти и войн без прикрас.
    Но нам, Нашей Эре, он виден распятьем
    И бог на нем умер –за нас.

    И хочется ведь, но навряд ли забудем
    Евангелья Нового речь:
    Сказал сам Христос окружающим людям:
    “Не мир я несу вам, но меч.”

    И так мы живем – день и ночь, вечер, сутки –
    Два тысячелетья уже:
    С любовию и всепрощеньем в рассудке,
    С мечом и убийством в душе.

    Когда ж Наша Эра исчезнет, сгорая,
    Себя истощит и уйдет,
    Над Эрою Новой фигура какая,
    Какой новый символ взойдет?





































































































  • Earth’s Geomagnetic Pole Reversal

  • Декілька нових доробків вашого покірного слуги