• Э.М. Ремарк “На западном фронте без перемен”

  • Листая Особый Фронт - Немецкая Пропаганда на Восточном Фронте.


  • ... и они в лучшую сторону. Кому надо сказать спасибо, за то, что я тут не захлебнулся в дёгте своих же бессмысленных переживаний, те люди знают, как я им неимоверно благодарен. Надо сказать, что разнимая склеившиеся веки сознания, пришлось сломать не одну фомку. Но лишний абзац о том, какой ценой, медленно, но верно открывались глаза, я предпочитаю опустить. Главное, что теперь можно дышать спокойно, чем я активно и занимаюсь. 

    Люди, люди, люди. Никогда бы не подумал, что в этом городе столько людей. Стоило наступить празднику (что за праздник, кстати, не имею понятия) , как людей стало немерено! Толпы улыбающихся счастливых лиц. Шум улицы заражает, внутри просыпается радостная дрожь. Мрачным быть не получается, даже если ну очень хочется. Слишком радостно и шумно вокруг, чтобы хоть на микрон впасть в уныние. Сотни разноцветных воздушных шариков на площадях, которые то и дело поодиночке взмывали в ясное голубое небо, исполняя завораживающий танец, кружась в порывах ветра. Оторвать взгляд от этого танца могло только яркое слепящее солнце.

    Потом что там было?.. Ах, да. Самая высокая точка Лозанны, скамейка с видом на весь город и дальше, на бесконечное озеро, кофе, круассан и книга. В небе - пролетающие над черепичными крышами планеры. Иногда на светло-голубом полотне вдруг выделяются летящие где-то там, далеко, красные шарики. Маленькая девочка, пробегающая мимо с криком "si bonne, si bonne!"...
    Сижу на скамейке, слева светит солнце, читаю, периодически прерываюсь, чтобы попить кофе. Вдруг вспомнил ни с того, ни с сего Россию. И, стоило вспомнить, как тут же она явилась во всей красе. Рядом, к скамейке подошла пара. Молодая девушка в шубе (подозреваю, что стоимость её воистину страшна) и мужчина. Ну, последнее - это сильно сказано, скорее человеческая плоть в шарообразном состоянии, туго сжатая кожаной курткой. Подошли к краю смотровой площадки, постояли, посмотрели. Потом девушка повернулась и на чистом родном русском языке, еле заметно кивнув на меня, сказала своему шарику: "Ты смотри, вот же, суки, умеют жить красиво!". К сожалению, я не имел возможности обескуражить её, подняв обложку книги, или просто сказав что-нибудь шутливое по-русски, потому что всё моё внимание было сосредоточено на том, чтобы сдерживать наплывающие снова и снова порывы, душащего изнутри, смеха. Затем, после этой незабвенной сцены, всё вернулось на место. Полное спокойствие, наслаждение пребыванием, собственно говоря, вот здесь, вот сейчас. И вот так хоть каждый день! Честно, не надоест. Как же надо ловить эти минуты, я это только сейчас полностью понял. Ничего не проходит зря, я уверен, что именно первая выстраданная (по вине моей же дурной головы) неделя научила меня заострять внимание на тех моментах, когда бывает хорошо. Слишком часто хорошее воспринималось, как данное.

    А вид с той площадки и правда дивный. Вся картина разом охватывается. Какая-то не отталкивающая, а наоборот, доставляющая совершенно особенное удовольствие стерильность, и, ненапыщенная, абсолютно естественная идеальность. Черепичные крыши отдают уютом, возрождая в памяти построенный детской фантазией, недосягаемый город, над которым, заливаясь смехом, летал Карлсон. И ничего страшного, что там Швеция. А крыши у меня в фантазии были именно швейцарские, так что Карлсон летал именно над этими крышами. И пусть будет так, и никак иначе! "Карррррлсончик, дорогой!.."



  • Э.М. Ремарк “На западном фронте без перемен”

  • Листая Особый Фронт - Немецкая Пропаганда на Восточном Фронте.