• Игорь Тюленев_ Книга стихов АЛЬФА и ОМЕГА на цепи_ Рецензия

  • ПЕРВЫЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ ДЕРЖАВИНСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ


  • А когда стихи пишутся сами собой?

    • Когда за спиной хлопают крылышки.
    • посетила муза
    • когда в голове много мыслей приходят
    • у кого вдохновение шепчет, а у кого гуру впихивает
    • Само собой пишется только унылое графоманство. Настоящие стихи, которые рвут душу в клочья даром не даются.
    • когда не до стихов
    • когда их пишет подсознание .

      sl

    • Боги, когда они любят,
      Замыкающие в меру трепет вселенной,
      Как Пушкин жар любви горничной Волконского.

      В конце концов неизвестно, кто кому подражает: поэтическое слово божественному космосу или божественный космос слову поэта. Мое мнение о стихах сводится к напоминанию о родстве стиха и стихии. Поэтому для рождения стихов поэту не нужны ни строгий размер, ни рифмы, ни метафоры, столь привычные классике, но отнюдь не являющиеся непременной принадлежностью настоящей поэзии. Поэзия — искусство звукописи. У слова, подобно живописи, свои краски — это звуки. Но кто же он, сам поэт, в отношении к прочим людям?
      — Это организация восприимчивая, раздражительная, всегда деятельная, которая при малейшем прикосновении дает от себя искры электричества, которая болезненнее других страдает, живее наслаждается, пламеннее любит, сильнее ненавидит; словом — глубже чувствует; натура, в которой развиты в высшей степени обе стороны духа — и пассивная и деятельная. Уже по самому устройству своего организма, поэт больше чем кто-нибудь способен вдаваться в крайности, и, возносясь превыше всех к небу, может быть, ниже всех падает в грязь жизни. Но и самое падение его не то, что у других людей: оно следствие ненасытимой жажды жизни, а не животной алчбы денег, власти и отличий. Эта жажда жизни в нем так велика, что за одну минуту упоения страсти, за один миг полноты чувства, он готов жертвовать всем своим будущим, всеми надеждами, всею остальною жизнью. Когда он творит — он царь, он властелин вселенной, поверенный тайн природы, прозирающий в таинства неба и земли, природы и духа человеческого, только ему одному открытые, но когда он находится в обыкновенном земном расположении — он человек, но человек, который может быть ничтожным, и никогда не может быть низким, который чаще других может падать, но который так же быстро восстает, как падает, — который всегда готов отозваться на голос, несущийся к нему от его родины — Неба. Хладные скопцы (по выражению Пушкина) , лишенные огня прометеева, — стоят ли они слов, и им ли можно растолковать…
      Поэзия первоначально воспринимается сердцем, и уже им передается голове. Потому, чье сердце жестко и черство от природы для восприятия впечатлений изящного, — окружите его с малолетства произведениями искусства, толкуйте ему целую жизнь о поэзии, — он приобретет только навык к ее формам и приучится судить о их внешней отделке; но сущность творчества навсегда останется для него тайною, которой он и подозревать не будет. И таких людей, чуждых поэзии по натуре своей, несравненно больше, чем людей, одаренных инстинктом изящного.
      «Кто, — говорит Платон, — без мании, внушаемой музами, приходит к вратам поэзии, убежденный в том, что искусством (ὲκ τε'χνης) сделается из него хороший поэт, тот никогда не будет совершенным и поэзия его, как поэзия благоразумного, будет отличаться от поэзии безумствующих.. .
      Не искусством (техникою) , но энтузиазмом и вдохновением, великие эпические поэты сочиняют свои прекрасные произведения. Славные лирики также, подобно людям, волнуемым безумием корибантов, пляшущих вне себя, не остаются в уме своем, когда творят изящные песнопения: как скоро вошли они в лад гармонии и рифма, то преисполняются безумием, объемлются восторгом, подобным восторгу вакханок, которые в минуту упоения черпают в реках млеко и мед, чего не бывает с ними во время покоя. В душе поэтов лирических на самом деле совершается то, чем они хвалятся. Они говорят нам, что черпают в медовых источниках, что, подобно пчелам, летают они по садам и долинам муз и в них собирают песни, которые поют нам. Они говорят правду. Поэт в самом деле есть существо легкое, крылатое и святое; он может творить тогда только, когда восторг его обымет, когда он выйдет из себя и рассудок покинет его. Но покамест он с ним, человек неспособен творить всё и произносить пророчества. »

      Источник: Велимир Хлебников, В. Г. Белинский.







  • Игорь Тюленев_ Книга стихов АЛЬФА и ОМЕГА на цепи_ Рецензия

  • ПЕРВЫЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ ДЕРЖАВИНСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ